Рыбам хватает по пузырю на рыло!  

Гудок длиною в жизнь

ГУДОК ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

История рабочей династии

История знаменитой рабочей династии Ленивцевых началась в 1912 году, когда глава семейства Осип Перфильевич Ленивцев поступил служить сторожем на Скипидарский Заклепочный завод братьев Оллрайт, или как тогда говорили на «Заклепку».

Не успело начальство и глазом моргнуть, как возле сторожки Осипа Перфильевича уже копошились все двенадцать его сыновей-погодков и вовсю перенимали секреты филигранного отцовского сторожевого храпа.

Через пару дней братья Ленивцевы уже освоились на заводе — один проявил себя непревзойденным возчиком стружки, у второго прорезался талант к протиранию дверных ручек, третий скорее всех прочих собирал промасленную ветошь, четвертый буквально схватывал на лету и докуривал остатки самокруток не хуже штатного заводского докурщика, пятый прямо прикипел к заводскому буфету (особенно полюбился ему участок, где из отдельных листов сваривали чай), шестой, лежа на отцовском лежаке, мечтал о поступлении в Московский университет, седьмой вовсю шурудил у токарного станка, восьмой шуровал у сверлильного, девятый наяривал за фрезерным, десятый наподдавал у револьверного, одиннадцатый маячил у карусельного, двенадцатый фигачил у мизерного станка, а за всеми строго приглядывал из-под полуощипанных бровей глава семейства Осип Перфильевич, который к тому времени все еще шаркал у ворот в роскошном тулупе сторожа.

Мать семейства Матрена Бифилактовна тоже обладала громадными талантами. Она была прекрасной роженицей, отлично беременела, а также стирала, гладила, часто и много готовила.

Владелец завода, Варравва Птеродактилев (он в 1913 году купил «Заклепку» у братовьёв Оллрайтов), сочувствовал большевикам и создавал на своём предприятии все условия для стачек и забастовок. Рабочим платили мало, били, а если рабочие роптали, то им откровенно грубили. Кормили рабочих отвратно: похлебкой из коры дуба, и только к празднику выдавали шашлык из осетрины и чарку воды. Однако, в 1915 году, когда на заводе вспыхнула-таки стачка, трусливый хозяин вызвал казаков на усмирение рабочих. И тут вахтёр Ленивцев показал своё искусство — не пустил конных казаков через проходную, поскольку у тех не было пропусков, а у лошадей и подавно.

Все Ленивцевы отличались трудолюбием и любомудрием. Тянулись к знаниям, стремились получить их где бы то ни было — хоть в раздевалке, хоть по пути со смены домой, даже в питейном заведении подсаживались братья к старшим, подвыпившим рабочим и перенимали у них секреты мастерства.

Перед самой революцией, в 1916 году Петр Осипов Ленивцев первым среди рабочих «Заклёпки» был отмечен Личным Клеймом. Молодой мастер метил своим клеймом с изображением большого пальца отливки и болванки из бронзы, которые шли на дальнейшую обдирку, а затем — на изготовление великолепной стружки бронзового цвета.

Революцию 1917 года Ленивцевы приняли восторженно, сразу встали на сторону победившего пролетариата. Однако, на Гражданскую войну, проявив рабочую смекалку, идти отказались.

Вскоре в СССР началась индустриализация. Стране нужно было сразу всего и побольше. И тут рабочие руки Ленивцевых ой как пригодились!

В 1929-м году Григорий Ленивцев организовал и возглавил первую советскую заводскую курилку. Почин Ленивцева подхватили — вскоре на всех заводах и фабриках Страны Советов успешно действовали курилки! Живы они и до сих пор.

В 1937-м году свадьба Афони Ленивцева и Марии Фуфлыжниковой положила конец глупому и бессмысленному соцсоревнованию между этими двумя семьями, которое много лет полыхало на «Заклепке» и чуть было не привело к непоправимому перевыполнению плана на 640%.

Старший брат, Захар Ленивцев с первой получки женился на Авдотии Халтуриной, знатной лыняльщице с ткацкой фабрики «Красная тряпка». А через неделю молодая Авдотья пришла на «Заклепку» в день аванса, чтобы встретить мужа (в непотребном состоянии), да так и осталась — трудилась начальником Отдела труда и заработной платы до самой пенсии.

Во время Великой Отечественной войны завод выпускал не можем пока сказать что, но на каждой бомбе, на каждом снаряде и даже на каждом винтовочном патроне Геннадий Ленивцев (он подрабатывал заводским оформителем) писал «На Берлин». С ужасным свистом и воем летели «приветы» заводчан на и в головы фашистского пролетариата.

А в третьем цехе «Заклёпки» выпускали ящики для других заводов. На этих ящиках у станков стояли подростки всей необъятной страны Советов. А руководил этим жизненно важным участком не кто иной, как Иннокентий Ленивцев, будущий директор завода.

Весной 1952 года на завод пришло ответственное поручение — сделать гроб для Сталина. Поручение, требующее невиданного мужества и силы воли, ведь — вдумайтесь! — это был ещё только 1952-й год! Выполнить первоапрельское задание партии согласился не кто иной, как Верзилий Ленивцев. К сожалению, следы храброго мастера, станка, на котором он работал, затерялись в суровые годы хрущевской оттепели...

В начале шестидесятых, прослышав о появлении телевизора, Ленивцевы тут же встали на трудовую вахту, подняли выработку на заводе до 300%, так что, хочешь-не-хочешь, а пришлось директору завода (кстати, тогда им был Иннокентий Ленивцев) ехать в Москву и выбивать для передовиков премиальный телевизор.

Смотреть телевизор к Ленивцевым-старшим ходил весь завод, часами люди толпились у окна и поднимались на цыпочки, чтобы разглядеть лакированный бок чудо-прибора.

А сколько рацпредложений внесли Ленивцевы в размеренную заводскую жизнь, будоража своей рабочей сметкой патентное бюро!

Молодой и сметливый Алексей Ленивцев, едва появившись на заводе, где ему сразу доверили самую большую тачку, уже на третий день внёс предложение — переставить все станки в цехах так, чтобы они не мешались у него на дороге!

Новичка сразу заметили и тихонько поучили мозолистыми рабочими руками по юной физиономии за складом готовой продукции. И правильно — возгордился, расхвастался — «Мой метод, мой метод!» Оторвался от коллектива.

А смелое рацпредложение Аркадия Ленивцева повысить производительность труда станков за счёт повышения напряжения в сети до 1000 вольт было со скепсисом встречено ретроградами из Союзглавретроградскепсиса.

По разным цехам завода разбросала судьба Ленивцевых и только на товарищеских судах, на которых разбирались дела прогульщиков и тунеядцев, семья собиралась в полном составе.

На первомайских демонстрациях именно Ленивцевым доверяли почетное право везти тележки с портретами членов Политбюро. Руководство знало: эти не подведут, не станут кататься на тележках с пьяными песнями. Да, пусть заедут ненадолго в подворотню, выпьют, но не уронят Брежнева лицом в грязь, а уверенно провезут мимо трибун, а потом отвезут куда надо! Пусть зигзагами, пусть уже поздно вечером, но привезут!

За других рабочих партком поручиться не мог...

Степан и Афанасий Ленивцевы не раз становились делегатами партийных съездов. И всякий раз им, как знатным передовикам, оказывалось особое уважение и почёт. Им единственным разрешалось сидеть во Дворце Съездов с пивком, курить и класть ноги на спинки впередистоящих сидений. И не только во время доклада Генерального Секретаря, но и во время ответственных прений.

Иван Осипович Ленивцев проявил себя как человек весьма продвинутый по профсоюзной линии. Не раз и не два, а много-много раз приносил он домой турпутёвки, сделанные своими собственными руками.

А третий брат, Иннокентий Ленивцев! Трижды проходил он непростой путь от ученика слесаря до директора завода. Виной всему две войны и один алкоголизм.

А ведь если бы не войны и не алкоголизм, то на пенсию Иннокентий вышел бы в ранге министра тяжелой промышленности, а так на пенсии он пропивает всего лишь скромную пенсию директора провинциального завода...

И хотя Иннокентий Осипович и на пенсии, но нет-нет да и зайдёт на свой родной завод, в котором теперь располагается развлекательный комплекс «Промдорстройспецнайтклуб». Пройдется по барам и соляриям, расскажет посетителям, какие он тут раньше ставил рекорды, плюнет на каменку в бане и пойдет, провожаемый злобным шипением нуворишей и раскалённого камня.

Примерный семьянин Евтюхий Ленивцев и в возрасте восьмидесяти девяти лет не чурается никаких домашних дел — добросовестно ест завтраки и ужины, внимательно смотрит телевизор и читает газеты, вдумчиво спит и в числе первых ходит в уборную.

У Ленивцевых бережно хранятся все вымпелы, врученные семейству за многолетний добросовестный труд. Матрена Бифилактовна даже сшила из них изумительное одеяло, размером 10х20 метров, которым укрывается вся династия, когда отключают отопление нерадивые коммунальщики.

Когда вся рабочая династия собирается вместе — то-то смеху, шуток, веселья! И оно понятно — все вместе Ленивцевы собираются лишь на концертах Евгения Петросяна.

А сколько еще таких Ленивцевых работало на скипидарских заводах! Не перечесть. Лежебокины, Неработовы, Спустярукавины, Немозолины, Зевотовы… Имя этим трудовым династиям — легион.

Мало кто знает, что именно благодаря сомоотверженному труду таких Ленивцевых да Лежебокиных было в сроки закончено строительство Долбало-Придурской Магистрали, канала Волго-гвалт, ДнепроСЭСа, и Магнитогорского Магнитометаллургического Магнита (знаменитой Магнитомагнитки).

И можно смело сказать — если бы не Ленивцевы, не было бы у нас с вами, товарищи, этой статьи!

© 2003 «Красная бурда»


Далее в рубрике: Дожили до понедельника!
Другое из раздела "Скипидарск"
Из России - с похмельем
Живи, но помни!
Мы к вам приехали на чёс!
Туда не ходи, Сюда ходи!
Так победим!
Еще Вы можете прочитать
Милосердие
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Августейший месяц!
Ленин и жандарм
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Красная бурда №2 - 2014
99
рублей
Красная бурда №2 - 2014
Красная бурда №2 - 2006
199
рублей
Красная бурда №2 - 2006