Грабители вышли из планетария другими людьми!  

Наболело!

Наболело!

Наболело! - 2

Руки прочь от меня!

Надо сказать, в авторском коллективе “Красной бурды” царит, как

правило, атмосфера. Атмосфера взаимопонимания, дружеского участия и

взаимовыручки. Иногда один из нас споткнется, напишет что-нибудь

несмешное. Это не страшно -- ему тут же подскажут, дадут

необходимые разъяснения. Сегодня мы собрались все вместе и решили

поправить творчество нашего коллеги -- известного

поэта-колбаснописца Сергея Сомова. Тем более, что все пришли, а он не

пришел.

Для примера возьмем характерный образчик “творчества” С. Сомова:

Если б я умел летать как птица,

Скажем так: как сокол молодой,

То вполне могло бы получиться

Заприметить Клаву под собой.

И тогда, как все тупые бабы,

Кто сумел полет заметить мой,

Эта дура восхищенно замерла бы

С запрокинутою глупой головой.

И вот тут, за все мои страданья,

От которых свет уже не мил,

Я бы сверху точным попаданьем

Ей за все жестоко отомстил*

Сергей СОМОВ, г. Екатеринбург, апрель 1995 г.

ПОЭТОМ МОЖЕШЬ ТЫ НЕ БЫТЬ?..

ИЛИ УЖЕ НЕ МОЖЕШЬ?!

Для начала -- немного статистики. В приведенном выше стихотворении

С. Сомова 3 строфы, 12 строчек, 6 рифмы (по 1 рифме на 2 строки), поэт

задействовал около 64 слов, в которых сделал 39 ударений (менее 2 слов

на 1 ударение -- неплохой результат). (Данные о результативности С.

Н. Сомова с начала года см. в справочнике “Красная бурда” в цифрах.

1995 год”.) Все это заставляет нас признать -- С. Сомов уже в пятый

сезон пребывания в основном составе “Красной бурды” сумел выдвинуться

в число лучших поэтов журнала по системе “рифма плюс строчка”.

На первый взгляд, все хорошо. Однако, не будем спешить с выводами, а

посмотрим, что же кроется за сухими строчками официальной статистики.

Начнем с того, что мы знаем о так называемом поэте Сомове много

такого, чего не знают даже самые преданные читатели. И мы могли бы

порассказать о его отнюдь не поэтических “подвигах”, которые сам С.

Сомов опускает в своих стихах, видимо, “из скромности”. Надеемся, что

С. Сомов правильно воспримет товарищескую критику, и нам не придется

этого делать.

За творчеством молодого поэта С. Сомова мы следим довольно давно. И

какое-то оно, как бы это сказать, рваное, что ли... Вот есть-есть

новые стихи, потом хабась -- нету. Нету, нету, нету, нету...

Думаешь -- все, что ли, отписался? Хась -- есть!.. То есть, нет

момента привыкания. Зато есть внезапность. Это пугает!

Обращает на себя внимание и вызывающий псевдоним псевдо-поэта --

“Сомов”. Интересно, на какую категорию читателей рассчитывает этот

графоман? Уж не на ту ли, что дремлет по берегам необъятных российских

рек, тупо уставившись на поплавок?!

Однако, отвлечемся на минуту от поплавка и внимательно вглядимся в

стихотворение. Опытному филологу сразу бросается в глаза слово “сокол”

в третьей стопе второй строки. Очевидно, что это намек, аллегория. Но

кого имел в виду автор? Может быть, министра обороны СССР Маршала

Советского Союза С. Н. Соколова, который не сумел пресечь скандальный

полет М. Руста и был уволен? Или же поэт запоздало высмеивает киевский

“Сокол”, хоккейную команду, не сумевшую пробиться в финальную пульку

розыгрыша МХЛ? Вопросы, вопросы... “Позвольте, да не басня ли это?”

-- спросите вы. И мы ответим вам: “Скорее всего!” Мы бы даже

назвали ее как-нибудь. “Сокол и дура”, например.

А теперь попытаемся вчитаться в стихотворение, чтобы понять, о чем

идет речь там. В первых же строках своего “шедевра в кавычках” Сомов

дает читателю понять, что летать он, вообще говоря, не умеет.

Расписавшись, таким образом, в творческой бескрылости, автор переходит

к собственно повествованию. К чести поэта надобно признать, что сочный

язык С. Сомова местами радует читателя -- хлесткий, точный, можно

даже сказать -- русский. Как метко, одним словом нарисовал поэт

Клаву -- “дура” (!) Перед нами очень объемно встает женщина-символ,

дура-баба-Клава. Ее запрокинутую башку мы можем легко заметить в

восьмой строке. А в двенадцатой строчке нам на нее уже просто

неприятно смотреть. Конечно, такая баба с запрокинутой головой вряд ли

заметит коня на скаку или пожар в избе! И все-таки кое-где у Клавы

недожато, нет точного попадания в образ.

В шестой строке

Кто сумел полет заметить мой,

чувствуется скрытый вопрос. Но если поставить там знак вопроса, то

получается глупость, весь созданный автором мир рассыпается, как

панельный домик. И непонятно, зачем при такой постановке знака вопроса

нужны строки с седьмой по двенадцатую.

Почитывая С. Сомова, нетрудно заметить, что почти в каждом его

стихотворении неприкрыто фигурируют бабы, причем каждый раз (!)

разные. То они глупые, то тупые, то дуры, то пьяные и голые. Искренне

жаль С. Сомова как человека -- видать, в жизни ему до сих пор не

встретилось ни одной умной, трезвой и одетой бабы. Вообще, что значит

“тупые бабы”? А Маргарет Тэтчер? А Сабрина? Санта Барбара, наконец?!

Если же говорить о бабах конкретно в контексте полетов сокола, то и

тут неувязочка. Кто сказал, что полет этой птицы замечают только тупые

женщины? Известен случай, когда полет сокола наблюдала

женщина-профессор, доктор орнитологических наук. Или еще случай.

Сокола видела одна дама, в совершенстве владеющая английским языком. И

назвать их тупыми -- увольте.

В более раннем стихотворении Сомова -- “Гагарин” (1993 г.) --

лирический герой не гадит на женщин, а улыбается им знаменитою

улыбкой. Такая эволюция характера настораживает. Что же будут делать

летающие персонажи Сомова еще через пару лет?

По признанию самого автора, летать во сне человек перестает годам к

тридцати, а бомбить -- еще раньше. С. Н. Сомову сейчас что-то около

тридцати шести. О каких полетах может идти речь?! И о каких,

собственно, страданьях упоминает С. Сомов? Поэт благополучно работает

в банке, купается в народных деньгах, как дядя Скрудж, Макдак

эдакий!..

Однако, вернемся к стихотворению. Давайте взглянем беспристрастно:

Если б я умел летать, как птица,

Скажем так, как сокол молодой...

и т. п.

А ведь общеизвестно, что молодой сокол летать не умеет, он беспомощно

сидит в гнезде и разевает рот -- в точности как наш автор, который

беспомощно раскрывает рот в надежде высказаться, но получается только

щенячий писк. И не удивительно -- лексикон поэта пугающе мал.

Отсюда эти бесконечные “как”, “б”, “то”, от”, “вот”, “тут”, “уже”,

“за”... Ну скажите на милость, какой художественный образ может нести

буква “б”?..

“Если бы”, “могло бы”, “замерла бы”, “я бы”... Не много ли “бы”? На

двенадцать строк -- четыре “бы”, то есть в каждой третьей строке

-- по “бы”! Вы бы поменьше бы “бы” писали, было бы гораздо лучше,

господин поэт!

С редкостным поэтическим “мастерством” Сергей Николаевич переходит в

седьмой строке своего опуса с пятистопного хорея на шестистопный,

чтобы в девятой строке снова незаметно вернуться к пятистопному. А

рифмы? Разве это рифмы?! Нет, вы сами послушайте: “птица” --

“молодой”, “собой” -- “бабы”, “не мил” -- “попаданьем”. Куда это

годится?!

Конечно, традиционно принято рассматривать концы строк. Чтобы избежать

упрека в консерватизме, рассмотрим начала строк. Что мы видим: “Е”,

“С”, “Т”, “З”, “И”, “К”, “Э”, “С”, “И”, “О”, “Я”, “Е” --

бессмысленный набор букв, ни размера, ни смысла, о рифме вообще

говорить не приходится! Ударение скачет -- тут тебе и ударная “Е”,

и безударное “С”, и уж совсем бездарное “О”.

Но, разумеется, самый большой недостаток стихотворения -- это то,

что оно очень длинное. Многие слова не несут никакой смысловой

нагрузки и могут быть безболезненно выброшены из текста. Получился бы

более емкий, ясный и точный вариант:

Если б я умел,

Скажем так,

То вполне могло бы получиться --

Клаву!

И тогда,

Эта дура замерла бы,

И вот тут,

Я бы сверху,

Ей за все!

С. Сомову следовало бы поучиться у поэтов прошлого, которые не

занимались ерундой, а потрясали своей лирой возле столпа самодержавия.

А что же мы видим у г-на Сомова? “Тупая дура с глупой головой” --

так вот каков женский образ современной лирической поэзии! Вот кто

заставляет чаще биться сердца современных поэтов, вот кто вдохновляет

их на проникновенные строки! Хороши, нечего сказать!

Постойте, да ведь эти “Клавы”, эти тупые бабы, которым С. Сомов

ничтоже сумняшеся “мстит” на головы, -- это ведь не кто иной, как

Его Величество Русский Народ! За что же вы его так не любите, Николай

Сергеевич?!

Нет, г-н автор! Гонорара Вы не получите!

с “Красная бурда”


Далее в рубрике: Наболело! - 2
Другое из раздела "Стихи"
У человечества вопросов нет к тебе…
ЗДМ! Здравствуй, дедушка Мороз!
Новые приключения Рассеянного
Футбольно-пивные евро-кричалки
Сергей СОМОВ Спросил я юношу пузатого...
Еще Вы можете прочитать
У кого что, а у нас — саммит!
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Русский лес
Картины из коллекции “красной бурды”
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Красная бурда №8 - 2011
199
рублей
Красная бурда №8 - 2011
Наклейка RUS
49
рублей
Наклейка RUS