КАК СТАТЬ ХОРОШИМ ТАНЦОРОМ. СОВЕТЫ БЫВАЛЫХ.  

Несчастливый билет. Глава 16

Детективная повесть

16

Спускаясь в метро по эскалатору, Орлов вдруг вспомнил, что даже не узнал адреса семьи покойного. “Вернуться, узнать? — подумал следователь. — Или сам найду?” Разум подсказывал, что найти в Москве нужную квартиру без адреса довольно сложно.

Михаил Петрович вздохнул и, перепрыгнув на встречную ленту эскалатора, поехал обратно в министерство. Через час, с заветной записочкой в кармане, он ехал в район ярмарки “Коньково”…

Орлов вошел в подъезд дома Драчевых. Первое, что бросилось ему в глаза, когда он оказался на лестничной клетке седьмого этажа, где при жизни проживал замминистра, были слова и рисунки, выложенные на полу кафельной плиткой. Наряду с обычной нецензурщиной там был череп с перекрещенными костями.

Следователь еще раз сверился с бумажкой и подошел к двери драчевской квартиры. Из-за двери вкусно пахло пирогами и кутьей.

Орлов хотел было позвонить, но потом передумал и несколько раз сильно пнул ногой массивную, отделанную красным деревом дверь.

Через секунду дверь распахнулась, и Михаил Петрович увидел перед собой приятную, но грустную женщину средних лет в шлепанцах и банном халате. На голове ее было черное траурное полотенце.

Только сейчас Михаил понял, как нелепо в его руках выглядят букет гвоздик и бутылка шампанского.

— Хорошо, что вы сразу дверь пнули, — сказала женщина. — Все равно звонок не работает…

Едва Михаил Петрович успел войти, как к нему, стуча когтями по паркету и басовито гавкая, выбежал огромный дог с красными слезящимися глазами. Ткнувшись своей слюнявой мордой в грудь Орлову, пес затих. Следователь осторожно потрепал его по обвисшим слюням. “Ничего, ничего, всё ещё образуется”, — зачем-то буркнул он, хотя сперва хотел сказать “Место!”

По обстановке в квартире было видно, как жирует у нас чиновный люд. В огромной прихожей опытный глаз Орлова сразу заметил бухту контактного провода, прикрытую, как бы невзначай, норковым манто.

— Проходите, пожалуйста, на кухню, — поспешно пригласила милиционера вдова. — Мы как раз чаевничаем…

Вся семья Драчевых (за исключением ее главы, конечно) сидела за кухонным столом и пила чай. Напротив незанятого кресла стояла полная чашка, накрытая бубликом.

Пирогов, аромат которых Орлов почуял еще в подъезде, на столе не было. “Убрали в холодильник”, — догадался следователь.

Семья покойного замминистра состояла, в основном, из Елены Автандиловны, ее престарелой матери и довольно взрослого сына Евстигнея.

Орлов сел в пустое кресло.

— Скажите, Елена Автандиловна, вам жалко вашего мужа? — спросил он у вдовы и отхлебнул из чашки остывший чай. — Только честно.

Вдова поперхнулась бубликом и закашлялась. Видно было, что ей сейчас трудно говорить о муже. Глаза ее наполнились слезами.

— Честно? — переспросила она, отдышавшись. — Честно… Хорошо, я скажу вам правду… Евстигней, пойди в свою комнату, поиграй… Мама, ляг поспи.

Евстигней послушно удалился. Старуха тоже молча вышла. Елена Автандиловна продолжила:

— По правде говоря, Драчев с недавних пор сделался для меня совершенно чужим человеком. Начал приглашать меня в рестораны, дарить цветы, ухаживать ни с того ни с сего, — словом, все предвещало наш скорый разрыв…

— Выходит, вы знали, что у Владимира Ананьевича были другие женщины?

— Да, знала, конечно, знала. Все собиралась развестись, ждала удобного случая… И вот, дождалась, называется!

Елена Автандиловна горько заплакала.

— А ничего подозрительного вы не замечали? — перебил ее Михаил Петрович. — Никто не угрожал вашему мужу?

— Да, вы знаете, наверное, нет. Хотя… Примерно за неделю до смерти какие-то незнакомые люди пришли к нам домой и пытались выбросить мужа с балкона. Они рамы не смогли открыть, мы их на зиму обычно заклеиваем… Я этому случаю как-то и значения не придавала, пока эта история с Вовой не случилась…

— Скажите, — спросил Орлов, — как вы думаете, а может, он сам выпрыгнул из окна своего кабинета?

— Может быть, и сам…Я ведь ему говорила! — неожиданно лицо женщины сделалось злым. — Говорила ему: ты, Вова, допрыгаешься со своими бабами! Вот и допрыгался…

— Он что, — попытался уточнить следователь, — раньше с женщинами прыгал? Это что, не в первый раз?

— Прыгнул-то впервые, а вот с бабами… ох, не в первый… не знаю, в последний ли. Я и ТАМ за него не поручусь…

Вдова снова заплакала. Орлов решил ей не мешать и отправился в детскую, где на кровати сидел Евстигней, тупо уставившись глазами в стену.


Продолжение следует...

© 2000 "Красная бурда"


Далее в рубрике: Глава 17
Другое из раздела "Детективная повесть"
Глава 29
Глава 38
Глава 37
Глава 36
Глава 35
Еще Вы можете прочитать
Доступные проекты
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Спруты всех стран, переплетайтесь!
Идут вразвалочку реформы русские
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Наклейка Инвалид
49
рублей
Наклейка Инвалид
Магнит "Лыжная гонка с отягощениями"
49
рублей
Магнит "Лыжная гонка с отягощениями"