Где у женщин находится общий язык?  

Несчастливый билет. Глава 24

Детективная повесть

24

Следователь Орлов шел по коридору Управления, ничего не замечая вокруг. Нет, конечно, он здоровался с коллегами, что-то отвечал на их приветствия, подписывал на ходу какие-то бумаги — заявления, протоколы допросов, постановления об освобождении, — но в голове его стучала одна мысль: “Что же делать? Что же теперь делать, блин-душа?..”

Размышляя таким образом, капитан не заметил, как дошел до конца коридора. Это был тупик.

К батарее центрального отопления кто-то заботливо прикрутил проволокой жестяную банку из-под зеленого горошка, до половины заботливо набитую окурками. Выбрав “Кэмел”, Орлов нервно закурил и еще раз прокрутил в голове события сегодняшнего утра.

Сегодня утром Орлова вызвал к себе полковник Стригун.

— Ну, рассказывайте, капитан.

— Что рассказывать-то, товарищ полковник?

— Как подвигается расследование убийства кондуктора Старобабина?

“Может, еще не знает про Сикуляра?” — мелькнула в орловском мозгу глупая мысль.

— Работаем, товарищ полковник… — осторожно начал он.

— Вот это-то и плохо, Миша, — подозрительно спокойным голосом сказал Стригун. — Это-то и плохо, что вы работаете. А вот выгнать бы вас из милиции к чертовой матери — и, может быть, Сикуляр был бы жив!..

О том, что дальше происходило в кабинете полковника Стригуна, какие громы и молнии метал в голову Михаила Петровича начальник, наверное, нет нужды рассказывать догадливому читателю. Но мы все-таки расскажем.

— Вы, Михаил Петрович, допустили вопиющую халатность! Это безобразие! — полковник никогда не стеснялся в выражениях. — Как же вам не стыдно, голубчик? Вы позволили негодяю убить нашу единственную надежду. Нашу ниточку. Кто теперь поможет нам отыскать убийцу кондуктора Старобабина, а?

Орлов молчал, стоя навытяжку и понурив голову. Старый Стригун был прав. Аркадий Сикуляр, еще вчера бывший начальником троллейбусного депо, лежал теперь в морге и следствию уже ничем помочь не мог.

— Но… — заикнулся было капитан Орлов.

— Помолчите! — сердито оборвал его Стригун.— Помолчите, когда с вами разговаривает старший по званию!

И снова он был прав. Он был полковник и начальник Орлова. А Орлов был капитан, дрянь, тряпка и никудышный сыщик.

“Эх, сейчас бы сигаретку… Или хлопнуть грамм двести… с горя…” — с тоскою думал Орлов, глядя на мерно вышагивающего перед ним полковника.

— Вы понимаете, что вы натворили, товарищ капитан?! — продолжал тем временем Стригун. — Убит начальник троллейбусного, я повторяю — троллейбусного парка! Работа городского транспорта практически парализована, не говоря уже о выпавшем снеге! Мне уже звонили, — полковник показал пальцем на потолок, — намекали о неполном служебном…

— Товарищ полковник… — снова попытался вякнуть Михаил Петрович и в следующую же секунду понял, что лучше было ему этого не делать.

С этого момента и в течение следующего получаса на два этажа ниже кабинета Стригуна были отчетливо слышны громовые полковничьи выкрики:

— Мальчишка!!! Молокосос!!! — кричал Стригун. — Ты у меня под трибунал пойдешь! Да я тебя на гауптической вахте сгною! Вы понимаете меня, товарищ капитан?! Не сметь отворачиваться! Смотреть в глаза!!!

Полковник приблизил свое искаженное гримасой и мокрое от слюны лицо вплотную к орловскому.

— Запомни, я тебе еще три дня даю! Три! После этого ты мне приводишь заказчиков Старобабина и Сикуляра, или… — полковник потной пятерней схватил сыщика за испуганное лицо, слегка сжал и оттолкнул от себя. — … или можешь застрелиться из табельного оружия! А стоимость патрона мы потом из твоей зарплаты вычтем!..

* * *

Михаил Петрович затушил окурок и вернулся в свой кабинет. Достав табельный ПМ, следователь аккуратно разобрал его, разложив детали на столе, и принялся тщательно их чистить. Ему всегда хорошо думалось в такие минуты. А сейчас ему действительно надо было хорошенько подумать. Теперь, после убийства Аркадия Сикуляра, придется все начинать сначала.

“Эх, Аркаша, Аркаша, — печально вздыхая, думал Орлов, — тебе бы сейчас в теплой камере сидеть, показания ценные следствию давать, а ты вон чего удумал... Ушел ты от ответственности гражданской и уголовной, и не с кем мне теперь работать по делу убитого кондуктора. Нет больше Драчева, своими руками отпустил я Калюжного, а теперь вот и тебя нет с нами... Как работать в таких условиях? Ума не приложу...”

— Привет, Орлов! — в кабинет заскочил как всегда жизнерадостный Юра Прохоров. Взглянув на стол и увидев разобранный пистолет, он моментально оценил обстановку и одним резким движением смахнул все на пол. — Не дури, вон чего удумал! Из-за всякой швали стреляться!

Орлов привстал со стула, посмотрел на разбросанные по полу детали. Затем, коротко взглянув на друга, резко двинул его по лицу.

— Собирай! — угрюмо буркнул он ему.


Продолжение следует...

© 2000 "Красная бурда"


Далее в рубрике: Глава 25
Другое из раздела "Детективная повесть"
Глава 13
Глава 38
Глава 37
Глава 36
Глава 35
Еще Вы можете прочитать
Доступные проекты
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Спруты всех стран, переплетайтесь!
Идут вразвалочку реформы русские
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Магнит "Борьба в грязи"
49
рублей
Магнит "Борьба в грязи"
Красная бурда №5 - 2007
199
рублей
Красная бурда №5 - 2007
Источник: http://supreme2.ru/