МАНЬЯК ПЛЕСНУЛ СЛЮНОЙ НА КАРТИНУ МАЛЕВИЧА!  

Несчастливый билет. Глава 25

Детективная повесть

25

Михаил Петрович вышел на улицу и медленно побрел по направлению к троллейбусной остановке, впрочем, безо всякой цели.

Опустив голову и волоча ноги, шел по зимней улице капитан милиции, у которого накануне убили главного подозреваемого. И не радовали капитана ни заснеженные улицы, ни буксующие автобусы и троллейбусы с заиндевелыми окнами, ни даже поскользнувшаяся прямо перед ним гражданочка, — ничто не могло развеселить унылого сыщика, и, как говорится в одной хорошей татуировке, не было в жизни счастья…

Михаилу Петровичу в этот момент меньше всего хотелось смотреть по сторонам, мало того — он боялся поднять на людей глаза, потому что во взгляде каждого прохожего ему чудился один немой вопрос: “Как же ты, гнида, не уберег нашего Сикуляра?”

Если бы кто-нибудь из прохожих в этот момент не постеснялся и ударил понурого человека в милицейской шинели с капитанскими погонами, то Орлов воспринял бы это как должное.

* * *

— Билетики приобретаем, не дожидаемся неприятностей при выходе!!! — мелодичный женский голос звучал на весь троллейбусный салон. — У вас что, мужчина?!

Голос показался Михаилу знакомым. Он повернулся к кондуктору и вздрогнул: перед ним стояла Зина, его первая любовь. На некогда высокой груди ее висела потертая сумочка.

“Сколько лет прошло, а сумочка все та же”, — подумал Орлов.

— Здравствуй, Зина, — сказал он, волнуясь.

— Здравствуй, Миша! — по инерции Зина произнесла эти слова на весь салон. — Ты почему здесь?

Видно было, что она тоже немного растерялась.

— А у меня шефа убили… — сказала она.

— Я знаю, — ответил Орлов и чуть не заплакал от жалости то ли к ней, то ли к Сикуляру, то ли к себе самому. — Это я виноват.

— … а новый начальник депо меня перевел сюда, на линию…

— Зина, — внезапно предложил Орлов, — давай зайдем куда-нибудь.

Они вышли из троллейбуса на первой же остановке, к радости всех пассажиров.

Забыв обо всем на свете, Орлов и Зина остановились возле работающего компрессора. Рядом рабочие с отбойными молотками долбили лед и асфальт, однако Михаил Петрович и Зина ничего не замечали: они, не отрываясь, глядели в глаза друг другу и никак не могли наговориться.

Она так и не вышла замуж. Окончила университет, пошла работать в школу. Оттуда — в троллейбусное депо, секретарем. Сыну, Олегу, скоро тринадцать, серьезный и начитанный мальчик, увлекается тетрисом и дюкнюкемом.

— Могу я повидать его? — спросил Михаил Петрович.

— Нет, — покачала головой Зинаида. — Я сказала Олегу, что его папа вор и сидит в тюрьме далеко-далеко. И будет сидеть всегда…

“Ну, это мы еще посмотрим”, — подумал про себя Михаил Петрович.

Стемнело. Рабочие выключили компрессор и ушли. Михаил и Зинаида шли по плохо освещенным улицам. Зина тараторила и тараторила, словно хотела выговориться за те двенадцать лет, что они не виделись, не считая, конечно, той нелепой встречи в кабинете Сикуляра.

Орлов слушал вполуха, задумчиво глядя на привлекательное женское лицо ее, чуть порозовевшее от мороза и косметики.

— Зайдем? — внезапно спросила женщина, указывая на какой-то подъезд.

— Зачем? — удивился Орлов.

— Как, ты не помнишь?! — возмутилась Зина. — Это же наш с тобой подъезд, понимаешь, наш!..

Она действительно очень расстроилась.

— Ты все забыл, Орлов! — в ее голосе зазвучали слезы. — Все-все!

В который раз за сегодня милиционер чувствовал себя полным негодяем. Он тупо смотрел на обшарпанную, абсолютно ему незнакомую дверь подъезда и готов был провалиться сквозь землю.

И тут он вспомнил все!

— Нет, Зина! — вскричал он. — Я ничего не забыл! Это не тот подъезд! У нашего был номер три, а это — номер семь!..

* * *

С той счастливой встречи в троллейбусе прошло два или три дня. А может, и всего один день — Орлов не мог сказать точно. Единственное, что он знал — это то, что он был наконец-то счастлив. Все служебные неприятности — ссора с полковником Стригуном, гибель главного подозреваемого и прочие неурядицы, — все отошло на второй план, казалось мелким и ничтожным.

На первом плане у следователя Орлова теперь была Зина… Зинуля… Зинок… — словом, Зинаида Ложкина. Поэтому, когда в пять часов утра Орлова разбудил телефонный звонок, и он услышал в трубке ЕЁ голос, с него сразу же слетел весь сон. На том конце провода Зина плакала и рвала волосы.

— Боже мой, Миша! — кричала она сквозь рыдания и помехи. — Олег исчез! Они украли его! Помоги мне! Это страшные люди!..


Продолжение следует...

© 2000 "Красная бурда"


Далее в рубрике: Глава 26
Другое из раздела "Детективная повесть"
Глава 13
Глава 38
Глава 37
Глава 36
Глава 35
Еще Вы можете прочитать
Доступные проекты
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Спруты всех стран, переплетайтесь!
Идут вразвалочку реформы русские
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Красная бурда №4 - 2007
199
рублей
Красная бурда №4 - 2007

Футболка без боковых швов,плечи усилены специальной тесьмой, европейский воротничок с добавлением эластана, вязка – кулирная гладь, нанесение рисунка - шелкография.

ПЛОТНОСТЬ: 150 г/м.

СОСТАВ: 100% хлопок.

Размеры - 46, 48, 50, 52, 54, 56.

Цвета - бордовый, жёлтый, оранжевый, синий, чёрный, ярко-зелёный, красный.

Просьба при заказе указывать размер и цвет.