Никита Михалков хочет отречься от престола!  

Несчастливый билет. Глава 28

Детективная повесть

28

— Сейчас, сынок, мы будем тебя убивать, — сказал Председатель. Сказал так просто и спокойно, что все поверили.

“Ситуация становится критической!” — стремительно пронеслось в голове у Орлова. Это был один из тех моментов, когда что-то вдруг проступает в голове милиционера четко и ясно, настолько, что ему вдруг становится понятно — вот он, момент истины!

А еще в этот же самый момент Орлов вспомнил, где он слышал этот голос.

“Это же мужик из троллейбуса, в котором убили Старобабина! Он еще с лыжами ехал! — сверкнуло в голове у милиционера. — И Сикуляра убил тоже лыжник! Ну, здравствуй, дружок! Тебя-то мы и ищем!..”

Председатель тем временем начал убивать мальчика.

Орлов понял, что счет пошел даже не на минуты, а на секунды. Капитан трижды оглушительно чихнул. Повинуясь условному сигналу, все семеро оперативников вновь собрались возле него, не переставая притворно бесноваться.

Орлов взглянул на товарищей и подмигнул им, давая знак, чтобы они приготовились. Затем он указал пальцем на себя, потом еще на троих помощников, потом ткнул этим же пальцем в Председателя и в мальчишку, давая понять, что им надо освободить пацана. Затем оглядел остальных четырех милиционеров и сделал круговой жест рукой, который означал: “А… бейте всех подряд!”

Вслед за тем, подняв над головой руку, Орлов начал отсчет времени, загибая пальцы.

Тем временем Председатель убивал мальчика все сильнее и сильнее.

Оперативники подошли совсем близко к жертвеннику, готовые в любую секунду броситься на помощь Олегу.

И тут Председатель стал убивать мальчика так сильно, что Орлов не выдержал. Высоко подняв вверх руку с красной книжицей, он закричал громовым голосом:

— Удостоверение! Этот мальчик со мной! Всем остальным стоять! То есть, лежать!

— Да, да, лежать! — подхватили порыв капитана сослуживцы, доставая пистолеты. — Слушайтесь все его, он дело говорит!

Толпа, на секунду оцепенев, застыла в изумлении. Орлов тем временем пробирался к мальчику, расчищая дорогу своим фирменным ударом головой. Следом за ним двигались оперативники, тоже не особо церемонясь с безумцами. Двести ошалевших от неожиданности сектантов не оказывали никакого сопротивления. Раздалось лишь несколько робких выкриков: “За что вы нас бьете, ведь ментам-то в троллейбусе бесплатно!”, но не более того.

Первым пришел в себя Председатель.

— Братья и сестры! Не слушайте их! Не обращайте на них внимания!!! — завопил он что было мочи и, повернувшись к мальчику попытался завершить жертвоприношение, но Олег вырвался из рук мучителя, кинулся навстречу освободителям и повис на шее у Орлова, крепко обхватив милиционера руками и ногами, как утопающий хватается за соломинку. Потеряв равновесие, Орлов упал, ударился головой и на минуту потерял сознание.

* * *

Очнувшись, Михаил Петрович первым делом освободился из цепких объятий мальчугана и поглядел по сторонам. Вокруг ревущая толпа напирала на вставших цепью милиционеров. Один из них, сержант Шнурко, обернулся и спросил: “Товарищ капитан, а стрелять-то можно? Или хоть убегать? Убьют ведь нас!”

Орлов выхватил пистолет и выстрелил, целясь в потолок. Это был условный знак.

Вслед за ним и остальные милиционеры тоже сделали предупредительные выстрелы кто куда. В ответ с улицы раздались короткие автоматные очереди.

“ПРЕКРАТИТЬ СОПРОТИВЛЕНИЕ!!! ВЫ ОКРУЖЕНЫ!!!” — хриплым голосом прокричал мегафон откуда-то снаружи ангара. Орлов узнал голос Ниночки Кругловой.

И одновременно с криком внутрь ворвались три десятка ОМОНовцев и бросились на помощь своим товарищам.

Конечно, кондукторов было много больше, однако профессиональная подготовка милиционеров брала свое: ОМОНовцы валили сопротивляющихся сектантов на пол, связывали им руки траурными лентами. На особо буйных надевали по три-четыре покрышки и откатывали в угол. Бились в истерике молоденькие голые кондукторши, которых в пылу задержания приковали наручниками к рукам покойного Сикуляра. В неверном свете горящих шин казалось, что покойник размахивает руками, дирижируя каким-то сатанинским оркестром пляски без песни.

Внезапно в ангаре раздался дикий вопль.

— Стоять всем!!! Я убью эту старую клячу!!!

Это кричал Председатель. Дерущиеся оцепенели, однако в точности выполнить приказание не смогли. Кое-кто почесывался, кто-то потирал ушибленные в драке места, кто-то нервно затягивался в кулак сигаретой.

Председатель стоял в самом центре гаража, держа за отложной ворот пальто худенькую старушку-кондукторшу. Орлов сразу узнал бывшую школьную учительницу Старобабина.

Приставив к горлу пожилой женщины острый наконечник лыжной палки, Главный Иерарх Секты закричал:

— Товарищи! Быстро пропускаем меня к выходу, не дожидаемся смерти старухи!

Толпа — и милиционеры, и сектанты — расступилась, следуя многолетней привычке беспрекословно подчиняться громким официальным приказам. Тем временем Председатель уже пятился к двери, таща за собой заложницу и прикрываясь ей как щитом…


Продолжение следует...

© 2000 "Красная бурда"


Далее в рубрике: Глава 29
Другое из раздела "Детективная повесть"
Глава 13
Глава 38
Глава 37
Глава 36
Глава 35
Еще Вы можете прочитать
Доступные проекты
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Спруты всех стран, переплетайтесь!
Идут вразвалочку реформы русские
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Магнит "Му-Му"
49
рублей
Магнит "Му-Му"
Магнит "Камень-ножницы-бумага"
49
рублей
Магнит "Камень-ножницы-бумага"