Кто лучше в постели — Незнайка или Тарапунька? Мнение Кнопочки и комментарии Знайки.  

Несчастливый билет. Глава 3

Детективная повесть

3

Полковник Стригун закрыл сейф и посмотрел на собравшихся. Затем сел, открыл рот и сказал:

— Доложи-ка мне, Михаил Петрович, что у нас есть на этот момент.

— Труп, товарищ полковник! — коротко отрапортовал Орлов.

— Так-с… Труп, труп, труп… — задумчиво произнес полковник нараспев. — Труп, труп, труп… Чей труп?

— Кондуктора, товарищ полковник!

— Где?

— В троллейбусе, товарищ полковник!

— Почему я должен вытягивать из тебя каждое слово?

— Я так воспитан, товарищ полковник. Детство у меня было тяжелое, поговорить было не с кем, приходилось молчать. Мама моя работала...

— Замолчи, Орлов! Круглова, у вас что-нибудь есть?

— Если вы имеете в виду убийство контролера, то я думаю, что у нас ничего нет, товарищ полковник.

— Что значит “я думаю”?! Вы эксперт и должны оперировать фактами!

— Разрешите мне, товарищ полковник, — неожиданно поднялся со своего места сержант Шнурко.

Полковник вздрогнул от неожиданности, но взял себя в руки:

— Разрешаю. Говори, Шнурко.

— Помимо убитого в троллейбусе № 5 ехало еще девяносто семь человек, включая водителя. У меня все.

Полковник от удовольствия даже крякнул.

— Вот это я понимаю — четко и ясно. Молодец, Шнурко. Учитесь, Круглова!
Кстати, доложите-ка мне результаты осмотра места преступления.

— Всего на месте преступления было снято девятьсот тридцать пять отпечатков пальцев, — затараторила эксперт. — Идентифицировано на настоящий момент восемьсот семьдесят шесть, по оставшимся пятидесяти работаем. Идентифицированные отпечатки четко делятся на три группы — детские, женские и мужские. Мужские делятся на две группы — те, что есть в нашей картотеке и те, что нету. Те, что есть, делятся на три группы — одна судимость, две судимости и, соответственно, три судимости. Те, у кого три судимости, почти все в местах лишения свободы, но есть и такие, что встали на путь исправления...

— Я думаю, с них и надо начать... Что еще?

— Еще на месте преступления обнаружена детская рукавичка...

— Неужели преступник работал в детских рукавичках?.. Ладно, разберемся. Дальше.

— ... Двести граммов шелухи от семян подсолнуха, окурки...

— Окурки?!

— Да, в углу на задней площадке. Пять штук, прикус у всех одинаковый...

— Выжидал, гад... Выжидал, а нервишки-то у него шалят, шалят нервишки-то у нашего голубчика... По осмотру троллейбуса все?

— Нет, не все, товарищ полковник. Троллейбус этот числится в угоне с марта девяносто пятого. Его перегнали аж из Калининграда.

— А как же он в наше троллейбусное управление попал?

— Да как обычно. Они говорят, что купили его с рук по дешёвке, причем давненько. У кого — уже не помнят…

— М-да, ну такое бывает сплошь и рядом… Мне вон тоже недавно пригнали “Ауди” из Германии, а чистая или в розыске — поди разбери… Так что это нам ничем не поможет… Вот что, Ниночка, вы экспертизу трупа провели?

— Провели, товарищ полковник.

— Доложите результаты.

— Анализы крови, товарищ полковник, нормальные. Кровь у трупа хорошая. В моче обнаружен сахар по четыре восемьсот за кило. Вес обнаруженного сахара один миллиграмм, то есть на сумму ноль целых, сорок восемь сотых старой милликопейки…

— Да, скорее всего, его убили не из-за сахара. Дальше.

— Это все.

— Как это все?! А кал?! А бактериологический анализ? А соскоб? Нет, голубушка, такая работа никуда не годится!.. А на рентген вы его возили?!.. А на флюорографию?

— А может, ну его в баню, товарищ полковник? — с тоской в голосе произнес Орлов.

— Что значит “в баню”?! — опешил Стригун. — Человека убили, а вы его — в баню!

— А может, его и не убивал никто? — предположил следователь.

— Как это — не убивал? — еще сильнее удивился полковник.

— Ну, может, он поел на завтрак каких-нибудь грибочков, отравился и сам умер.

— А нож?..

— А что нож? Нож кто-нибудь мог воткнуть уже в мертвое тело. Так, шутки ради. А мы тут раздуваем дело из обычной шалости!..

— Да, и кроме того, — подхватила Круглова, — никакого ножа, товарищ полковник,  мы не обнаружили. У убитого просто колотая рана в районе груди…

— Или так могло все быть, — продолжал рассуждать Орлов, — троллейбус дернулся, все повалились, и кондуктор случайно наткнулся на чей-то ножик... Может такое быть? Конечно!..

— Да что вы мне голову морочите! — рассердился полковник. — Позвольте напомнить вам, товарищи милиционеры, что мы все-таки служим Фемиде! Да, мы все ненавидим кондукторов. Но тем не менее мы будем искать убийцу! И мы найдем его! Найдем, пожмем руку и посадим в тюрьму.

— Товарищ полковник, вас морг! — продребезжал секретарский селектор. — Будете с моргом разговаривать?

Полковник Стригун поднял трубку. Потом положил.

— Ну вот, Михаил Петрович, — весело сказал он, обращаясь к Орлову, — вот и ответ на твои домыслы.

— Что такое?

— Патологоанатомы обнаружили в желудке убитого стакан чаю и около полусотни билетов со счастливыми номерами. Никаких грибочков там и в помине нет!..

Полковник победно прошелся по кабинету.

— По всему выходит, что это все-таки убийство. Так, Михаил Петрович?

— Так… — согласился Орлов, но энтузиазма в его голосе по-прежнему не было.
Полковник Стригун остановился возле своего письменного стола, на котором, рядом с фотографией жены и внучки, стояла в рамке цветная фотография Ф.Э. Дзержинского.

— А как у вас дела с задержанным из филармонии? — неожиданно спросил полковник. — Спиваков, кажется?

— Его фамилия Калюжный на самом деле, — ответил Орлов. — В филармонии его опознали, но это еще ни о чем не говорит. Можно и документы подделать, и пластическую операцию сделать. Так что мы с ним работаем.

— Работайте, работайте. Вполне возможно, что подозреваемый как раз и окажется убийцей. Такие случаи тоже бывали. Верно я говорю, Михаил Петрович?

— Конечно, тут уж как повезет…

— Но нам надо разрабатывать и другие версии, — продолжал полковник. — Представим на минуту, что Спиваков никого не убивал… Тогда возникает вопрос
— кому и зачем понадобилось убивать этого... как его... Старобабина?

— По-моему, товарищ полковник, это очевидно. Если кондуктора кто-то и убил, то убил тот, кто был заинтересован не платить за проезд.

— Хорошо, Михаил Петрович. Мне нравится ход твоей мысли. Но не все так просто. Ведь после убийства маршрут троллейбуса изменился. Он поехал в морг.

— Понимаю-понимаю... Преступнику надо было попасть в морг! Из этого следует… что, возможно, убийца… работает в морге!.. Так, товарищ полковник?

— Угу, — кивнул Стригун, — или живет в морге. Или где-нибудь неподалеку.

— Можно посмотреть по карте, что там рядом с моргом находится, — сказал Орлов.

Полковник и Орлов подошли к большой карте города, которая висела на стене.

— Так, что тут у нас рядом с моргом… Ага, вот Широкореченское кладбище... Потом — детсад. Кажется, “Солнышко” называется. 

— Надо проверить, не работает ли там кто-нибудь из пассажиров. Шнурко, займитесь после совещания… Так-с, так-с, так-с! — Стригун возбужденно потер ладони. — Оч-чень интересный случай, доложу я вам, товарищи! Надо бы мне порыться в памяти, наверняка где-нибудь, с кем-нибудь такое уже случалось…

— С ним же и случалось… — подал голос Шнурко.

— То есть? — не понял полковник.

— Я поговорил с водителем, — пояснил сержант. — Этот кондуктор, как там его… Старобабин… недавно уже попадал в переплет. Выпал на ходу из троллейбуса. Отделался ушибами. Между прочим, пассажиры тогда тоже сказали, что ничего не видели.

— Значит так, Шнурко, — решительно сказал полковник. — Сверьте список тех пассажиров с этими. Может, что-то совпадет. Обязательно проверьте, не было ли среди пассажиров ранее судимых.

— Уже проверили. Гражданка Синебрюхова, 1916 года рождения, оттянула двадцать лет за контрреволюционную троцкистскую деятельность. Статья у нее, между прочим, “терроризм”.

— Неужели взялась за старое? Как мыслишь, Михаил Петрович?

Орлов пожал плечами.

— Да кто ее знает, товарищ полковник. От старух всего можно ожидать. Вон у Хармса я читал — старухи эти из окон выбрасывались!

— А что еще сказал водитель? — обратился полковник к сержанту.

— Говорит, что в последние дни убитый как будто чего-то боялся. Предлагал поставить решетки на окна троллейбуса, двери сделать цельнометаллическими и в каждую врезать глазок...

— Получается, что покойный Старобабин знал, что кто-то хочет его убить, так?

— Может, он боялся, что его ограбят? — предположил Орлов.

— Ну ты скажешь тоже! — засмеялся Стригун. — Кто же позарится на такое богатство?

— Не скажите, товарищ полковник! Между прочим, даже при беглом осмотре видно, что убитый был человеком небедным. Сумка у него из дорогого кожзаменителя, обувь и головной убор — имеются. Скорее всего, деньжата у него водились...

— Так оно и есть, — подтвердил Шнурко. — В кондукторской сумке обнаружена выручка в сумме сто пятьдесят рублей и двести долларов США, три сберкнижки на предъявителя и кредитная карточка. Преступник, очевидно, хотел замаскировать свои корыстные побуждения, не взял ничего этого. Но от рулончика с билетами он все-таки отмотал изрядно!!! Думал, мы не заметим.

— Откуда же у простого кондуктора такие деньги? — задумчиво произнесла Круглова. — Ну не на билеты ведь проданные он так шиковал!

— Может, он наркотики перевозил в сидениях? — тут же выдвинул версию Орлов.

— Точно! — воскликнул полковник. — Поэтому-то все сидения изрезаны вдоль и поперек!

— Молодец, товарищ полковник, хорошо соображаете!

— Спасибо, Михаил Петрович, — полковник Стригун зарделся от похвалы.

— Товарищ полковник, я думаю, мне пора ехать в троллейбусное депо, — сказал Орлов.

— По поводу сидений?

— И по поводу сидений, и по поводу краденого троллейбуса. И еще: хорошо бы выяснить,  не было ли у Старобабина билетных долгов.

— Извини, Михаил Петрович, не улавливаю…

— Ну, контролеры ведь любят после работы играть на щелбаны номерами билетов!..

— Ах вон ты куда клонишь! — полковник с уважением посмотрел на следователя.
— Хорошо, Михаил Петрович, действуй. Совещание закончено, все свободны.


Продолжение следует...

© 2000 "Красная бурда"


Далее в рубрике: Глава 04
Другое из раздела "Детективная повесть"
Глава 29
Глава 38
Глава 37
Глава 36
Глава 35
Еще Вы можете прочитать
Доступные проекты
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Спруты всех стран, переплетайтесь!
Идут вразвалочку реформы русские
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Красная бурда №2 - 2014
99
рублей
Красная бурда №2 - 2014
Красная бурда №9 - 2010
199
рублей
Красная бурда №9 - 2010