В Тайланде сформирован новый массажный кабинет министров!  

Несчастливый билет. Глава 30

Детективная повесть

30

Глядя на посиневшие пальцы заложницы, судорожно цепляющиеся за край крыши, Орлов чувствовал, что сейчас самое главное — не торопиться, выиграть время. Лишь бы не спровоцировать бандита на преждевременное убийство старухи, а там будет видно…

“Вот ведь гад какой, — вне себя от ярости думал Орлов, — вот ведь подлец какой, сволочь, гадина! Откуда ты взялся такой на мою голову, урод, тварь, подонок…”

Тут ход рассуждений следователя прервал голос преступника:

— Ты что, капитан, уснул? Думаешь, я ее до утра держать буду? Я ведь тоже не железный!

— Ладно, поганец! Будет тебе вертолет, — Михаил Петрович снова включил рацию. — Товарищ полковник! Я товарищ капитан! Докладываю обстановку! Преступник на крыше дома на Тургенева, тринадцать! Вооружен лыжной палкой! Угрожает сбросить заложницу вниз! Требует вертолет и тысячу долларов!

Быстро произнеся все это, Орлов мгновенно выключил рацию, чтобы преступник не слышал гневной матерщины полковника Стригуна…

— Что ты мелешь, капитан! — заорал бандит и со злостью воткнул свою палку в мерзлый битум. — Мне нужен вертолет! Баксы мне не нужны!

Через прорези натянутой до подбородка лыжной шапки с бешеной злобой сверкали глаза его.

— Тебе не нужны, а мне нужны, — спокойно возразил Михаил Петрович и, не торопясь, закурил.

Преступник заметно занервничал. Он был явно сбит с толку поведением милиционера.

— Черт с тобой, мусор, только давай быстрее! Иначе я сброшу старуху! — выкрикнул он.

Орлов снова включил рацию, и голос полковника Стригуна произнес:

— Пятьсот долларов устроит?

— Да!!! — закричал Председатель.

— Нет!!! — закричал Орлов.

— Молодой человек! У меня есть пятьсот долларов. Я вам доплачу! — раздался из-за парапета голос Людмилы Ивановны.

— Ну, ладно, — нехотя согласился Орлов. — Товарищ полковник, преступник согласился на пятьсот!

— Ну, добро, — судя по голосу, полковник был явно доволен. — Только это, Миша… Вертолета не будет. Ну, нету у нас вертолета, сам знаешь… Наплети ему чего-нибудь, предложи поезд, может, согласится?..

Орлов быстро взглянул на преступника и понял, что тот все слышал.

— Ну все, козлы, прощайтесь со старухой! — заорал Председатель и пнул сперва по одной, потом по другой худенькой кисти заложницы. Пальцы старой женщины соскользнули с парапета, и слышно было, как, падая вниз, Людмила Ивановна тоненько и тоскливо закричала.

* * *

Бандит выдернул из крыши свою палку с острым, как бритва, наконечником и приготовился напасть на милиционера.

— Брось палку, тварь, или я буду стрелять! — крикнул Орлов и направил пистолет на преступника. — Брось палку, скотина, и выходи драться как мужик!

Председатель, злобно ухмыляясь, плавно положил палку на край крыши и острие ее зловеще сверкнуло в лунном свете.

— Ну ладно, начальник, — прошипел бандит, — давай смахнемся…

Медленными шагами, ступая осторожно лыжными ботинками и чуть согнув в коленях ноги, бандюга двинулся к милиционеру.

— Стоять! — громко скомандовал капитан Орлов, направив ствол пистолета на отвратительный живот Председателя. Тот послушно замер, только глаза его горели яростной ненавистью, шевелились под лыжной шапкой желваки, да самопроизвольно сжимались и разжимались огромные кулаки его.

Орлов, не спуская с противника внимательных глаз, медленно положил пистолет и стал расстегивать ремень, готовясь к неравному, но честному бою.

Но лишь только капитан начал наматывать ремень на свой кулак, преступник неожиданно высоко подпрыгнул и нанес Орлову сильнейший удар ногой в голову. Удар пришелся как раз в то место, где форменная шапка плавно переходит в лоб сотрудника милиции.

В глазах у Михаила замелькали какие-то искры и пятна, затрудняя обзор, и голова слегка пошла кругом, но милиционер далеко еще не был сломлен и сдаваться не собирался. Орлов сделал вид, что пошатнулся и повалился на кровлю, а сам тем временем, вплотную приблизившись к противнику, изо всех сил врезал тяжелой бляхой ремня по бандиту.

Председатель взвыл, взматерился и начал медленно оседать на крышу.

“А ведь он совсем не умеет драться”, — с неожиданной теплотой подумал Орлов и для верности ударил Председателя еще раз.

Теперь преступник лежал на спине, глаза его закатились куда-то под шапочку. Казалось, он был мертв.

Орлов наклонился над поверженным Председателем и сорвал с его головы лыжную шапку с надписью “adidasadidasadid”. Под ней оказалась другая шапка с надписью “apumapumapum” по кругу. Орлов сорвал и эту. Но и под ней была еще одна. Спустя пару минут у ног Орлова образовалась небольшая куча из десятка вязаных лыжных шапочек в довольно неплохом состоянии.

“Какую-нибудь детскую команду можно одеть!” — со злостью подумал Орлов. Тем не менее, лицо Председателя все еще было скрыто под очередной шапочкой, хотя голова его значительно уменьшилась в размерах.

Внезапно Председатель открыл глаза и весело и глумливо произнес:

— Ну все, начальник, поборол, поборол!..

И тут Орлов вспомнил, где он видел эту массивную фигуру с несоразмерно маленькой головкой и холодными немигающими глазами — в книжке про динозавров.

Тем временем очнувшийся бандит нанес милиционеру страшной силы удар, на этот раз рукой — в область значка “За отличную службу”, которым капитан Орлов был награжден за нее. Громко хрустнули ребра милиционера, дыхание его сбилось и, услышав это, Председатель гнусно и гнусаво рассмеялся:

— Ну что, ментяра, помогли тебе твои бляхи?

Очередной удар согнул милиционера вдвое, а  следующий — вчетверо. Орлов во второй раз за сегодняшний вечер потерял сознание…

* * *

Когда Михаил Петрович пришел в себя, драка между ним и преступником была в полном разгаре.

Крест-накрест маша перед собой ремнем, Орлов теснил противника к краю крыши, как раз к тому месту, где еще совсем недавно висела заложница.

Председатель явно побаивался ремня, со свистом рассекающего воздух у него перед носом, и шаг за шагом отступал, бестолково размахивая ногами.

— Это тебе за Старобабина! Это тебе за Людмилу Петровну! Это тебе за Драчева! Это тебе за Сикуляра! — приговаривал капитан Орлов, с ожесточением рубя ремнем воздух перед искаженным ненавистью лицом бандита.

Внезапно Председатель присел и подобрал с крыши неизвестно каким ветром занесенное сюда бутылочное горлышко.

— Щас я тебя попишу как Рафаэль мадонну! — обрадованно закричал бандит и стал размахивать “розочкой” перед ремнем.

Но Орлов виртуозным ударом пряжки выбил грозное оружие из руки бандита и продолжал наступление.

Оба соперника были уже изрядно вымотаны, пот катился с них градом, и силы были уже на исходе и у того, и у другого. Впрочем, дерущиеся уже переместились к самому краю крыши. Развязка была близка...

Сделав обманное движение ремнем, капитан нанес противнику неожиданный удар головой в пах. Бандит заохал, согнулся и, непроизвольно потирая ушибленное место, отступил еще на шаг…

Этот шаг и решил исход драки. Левая нога согнувшегося Председателя оказалась в воздухе, он потерял равновесие, немного покачался на краю и с диким криком “Уя!” рухнул вниз.


* * *

Орлов вытер пот, достал пачку сигарет, чиркнул зажигалкой, устало закурил, затем не спеша подошел к краю крыши и взглянул вниз.

И увидел прямо под ногами балкон самого верхнего, шестнадцатого этажа!

Балконная дверь была открыта, и ветер трепал тюлевую занавеску. На балконе стояло несколько пар лыж с палками. На них, раскинув руки, висел Председатель. Острия нескольких титановых палок проткнули его насквозь…

Тела старушки почему-то не было ни на балконе, ни внизу, на земле.

Михаил стоял, не веря своим глазам. В этот момент сокрушительной силы удар обрушился на голову милиционера. “Наши так не бьют”, — успел подумать капитан и в последний раз потерял сознание…


Продолжение следует...

© 2000 "Красная бурда"


Далее в рубрике: Глава 31
Другое из раздела "Детективная повесть"
Глава 13
Глава 38
Глава 37
Глава 36
Глава 35
Еще Вы можете прочитать
Доступные проекты
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Спруты всех стран, переплетайтесь!
Идут вразвалочку реформы русские
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Красная бурда №3 - 2011
199
рублей
Красная бурда №3 - 2011
Магнит "Милиционер!"
49
рублей
Магнит "Милиционер!"