Дорожные строители решили отремонтировать улицы в Скипидарске, но не нашли их!  

Несчастливый билет. Глава 31

Детективная повесть

31

Орлов очнулся в кромешной темноте. Приглядевшись, он понял, что темнота не кромешная: на потолке ему аритмично подмигивала лампа дневного света.

Над лицом раненого склонилась девушка в белом халате с вышитой надписью “ЭЛЬВИРА” на нагрудном кармане.

“Я умер, а это — ангел, — подумал Михаил Петрович, глядя на необычайно миловидное лицо медсестры. — И притом, татарочка... А разве ангелы бывают татарками?.. Впрочем, почему бы нет...”

— Мы это вас хотели положить в отдельную палату это, — сказала медсестра, — но они все занятые. Мы это вас пока положили в дальний калидор, чтобы это вам никто не мешался, пока вы в коме у нас…

“Нет, слава Богу, я жив. Потому что это никакой не ангел…” — подумал Орлов и снова провалился куда-то.

* * *

“… Стоять!.. Мужчина! Стоять, сволочь! Куда?! Нельзя, тебе говорят! Стоять, гад!..” — резкие пронзительные крики с трудом проникали в туго забинтованную голову капитана Орлова.

Михаил Петрович застонал и с мучительным усилием разлепил веки. Склонившись над ним, стоял полковник Стригун с улыбкой на лице и апельсинами в большом полиэтиленовом пакете.

— Строго тут у тебя! — продолжая улыбаться, сказал полковник, видя, что Орлов открыл глаза. — Никак не хотели пускать меня, пришлось даже им удостоверение показать…

Стригун помахал перед носом раненого табельным пистолетом.

— Ну, как ты тут, герой? — полковник с размаху опустил пакет Орлову на живот, от чего тот вскрикнул и слегка поморщился. — Герой, герой, не морщись, скромник! Так, тут я тебе принес апельсины, бананы, — в общем, витамины.

— Спасибо, товарищ полковник, — вежливо шевеля пересохшими губами, выдавил из себя капитан.

— Да ты не боись, витамины — это для врачей! А внизу — то, что нужно: водочка, огурцы малосольные — разберешься…

Орлов, скосив глаза, увидел, что на дне пакета тускло поблескивал полуторалитровый графин лучшей местной водки.

Признаться, Михаил Петрович не ожидал от своего шефа такого внимания и доброты. К горлу Орлова подкатил комок, глаза его увлажнились, но милиционер сумел взял себя в руки.

“Рева! Слюнтяй! — обругал он себя последними словами. — Распустил сопли!”

Непослушными руками Михаил подтянул к голове угол простыни, крупно высморкался и вытер лицо.

Тем временем Стригун достал из-за пазухи свежий номер “Вчерашнего Горноуральска” и, развернув, сунул под нос Орлову.

С огромной, на полполосы, фотографии, переснятой со служебного удостоверения, с уголком и сегментом круглой печати, на Михаила хмуро смотрел он сам. В глаза бросились аршинные буквы заголовка: “МЕНТ НЕ СТРУСИЛ!”

— Что… с заложницей?.. Разбилась... насмерть?.. — Орлову было трудно говорить: мешала повязка, обмотанная вокруг головы и туго фиксировавшая нижнюю челюсть.

— Старуха-то?! — усмехнулся полковник. — Жива-здорова! Здоровей нас с тобой!.. Это ведь она тебя “приголубила” тяжелым тупым предметом. Боевая, надо сказать, бабулька оказалась!..

— Но ведь она… упала с крыши!.. — заволновался Михаил Петрович. — Ее же Председатель сбросил!..

Полковник покачал головой.

Вот что я тебе скажу, Миша: провели тебя как мальчишку! Потому что бабка эта — никакая не заложница. Она — настоящий главарь секты!.. А Председатель, он же Лыжник Василий Степанович, — ну, с которым ты дрался на крыше, помнишь? — так он просто так, ширма, мелкая сошка. Да-да, и не делай такие большие глаза, тебе это сейчас вредно…

И полковник обстоятельно, не торопясь, поведал капитану увлекательную историю.

* * *

Получалось, что Михаил Орлов с разбитой головой пролежал на краю крыши всего какой-то час-полтора. Подоспевшие оперативники отправили в реанимацию израненного милиционера, а сами занялись делом.

Дверь в квартиру 94 на шестнадцатом этаже, на балконе которой находился мертвый преступник, была закрыта, на стук и звонки никто не отвечал, но оперативники здраво рассудили, что до утра с трупом на морозе ничего не случится.

После небольшого перекура сообща вспомнили, что, кажется, была еще и заложница, и решили ее разыскать. Но не тут-то было!

Бабульки не было ни на крыше, ни в подъезде, ни в сугробах у подъезда — нигде. Только в сугробе возле крыльца сержант Шнурко обнаружил правый ботинок системы “Прощай, молодость”.

По горячим следам решили было установить личность пропавшей заложницы — но как установишь личность какой-то старухи в три часа ночи?! Никак. Найденный ботинок тоже не содержал никакой информации о хозяйке.

Тогда оперативники решили вернуться на место преступления утром, а пока все отправились по домам, чтобы хоть немного поспать.

* * *

Рано утром поиски заложницы (или ее тела) были продолжены. На всякий случай сыщики еще раз обследовали сугробы возле дома, но старуха как сквозь землю провалилась. Проверили и эту версию — вырыли яму под окнами шириной три метра, но и там никого не оказалось.

Опросили жильцов дома, однако все они как один утверждали, что ночью мимо их окон ничего подозрительного не пролетало.

Примерно в это же время в отделение милиции позвонили из реанимации, где лечился раненый Орлов, и сообщили, что на голове у больного, среди волос, обнаружен застывший плевок. В больницу сразу же отправилась эксперт Ниночка Круглова, которая старательно отскребла вещдок, поместила в баночку и увезла на срочную экспертизу.

Анализ показал, что плевок состоял на пятьдесят процентов из слюны и на пятьдесят процентов из насморка, принадлежал пожилой женщине возраста 35-75 лет, больной кариесом.

Пока Ниночка колдовала в лаборатории, в райотделе раздался еще один звонок, и опять из той же больницы.

Врачи сообщили, что почти одновременно с Орловым к ним поступил еще один больной, 45-летний И., и тоже с серьезной травмой головы. Правда, в отличие от находящегося в коме милиционера, И. быстро пришел в себя и рассказал следующее:

Примерно в пол-второго ночи этот И. ехал на личной автомашине марки “Копейка” по улице Тургенева в поисках пассажиров. Его внимание привлекла своей поднятой рукой пожилая, босая на одну ногу женщина. Когда И. остановился, старуха попросила отвезти ее в район Химмаша.

На вопрос о деньгах сказала, что заплатит золотом. Решив, что подвыпившая бабушка шутит с ним, И. рассмеялся и ответил в том духе, что слава Богу, что не натурой.

Тем не менее, отъехав немного, он забеспокоился, что пассажирка его обманет, и потребовал у старухи показать деньги. В ответ пожилая женщина извлекла из сумки небольшой, но тяжелый предмет, похожий на золотой слиток, и ударила им И. по голове.

Кроме травмы, на голове пострадавшего И. врачи обнаружили плевок, как две капли слюны похожий на плевок с головы капитана Орлова…


Продолжение следует...

© 2000 "Красная бурда"


Далее в рубрике: Глава 32
Другое из раздела "Детективная повесть"
Глава 13
Глава 38
Глава 37
Глава 36
Глава 35
Еще Вы можете прочитать
Доступные проекты
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Спруты всех стран, переплетайтесь!
Идут вразвалочку реформы русские
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Магнит "Спортивный рок-н-ролл"
49
рублей
Магнит "Спортивный рок-н-ролл"
Наклейка RUSПушкин
49
рублей
Наклейка RUSПушкин