Школьник подарил своей учительнице «Букет Абхазии»!  

Несчастливый билет. Глава 32

Детективная повесть

32

Таким образом, картина ночного происшествия начинала понемногу проясняться. Получалось, что пожилая заложница почему-то не упала с крыши (а если и упала, то почему-то не разбилась), а в какой-то момент незаметно подошла сзади к капитану Орлову, ударила его, плюнула ему на голову, а затем, поймав машину, избавилась от водителя, и уехала на “Копейке” в неизвестном направлении.

Вскоре выяснилось и то, как старуха после “падения” оказалась на крыше. Проникнув наконец в квартиру № 94, оперативники обнаружили следы 36-го размера, ведущие от балкона к входной двери.

Правда, хозяева квартиры ничем не могли помочь следствию: всю прошедшую ночь 26-летний Евгений К. и его 60-летняя сожительница мертвецким сном спали за кухонным столом и ничего не слышали и не видели…

* * *

Тем временем другая группа милиционеров допрашивала задержанных в депо сектантов. В ходе допросов выяснилось, что таинственную похищенную и пропавшую бабушку зовут Колупаева Людмила Ивановна и проживает она по адресу: улица Ясельная, 18, квартира 139.

По указанному адресу сразу же отправились сержанты Пищаев и Басьян.

Остальные оперативники приступили к обыску в троллейбусном депо, начав с подсобных помещений.

Поскольку милиционеры и сами хорошенько не знали, что им следует искать, они, недолго думая, крушили все, что попадалось под руку и внимательно смотрели на искуроченные останки шкафчиков, столов и развороченные кучи ветоши.

Обыск не дал почти ничего интересного. Практически во всех шкафчиках обнаружились небольшие денежные заначки, игральные карты, затрепанные порнографические журналы, початые пачки сигарет и презервативов, — словом, обычный набор, который легко можно найти в шкафчике любого российского работяги. Кое-где обнаружились типовые популярные брошюрки, в которых излагалась суть учения о боге Фарадее.

Однако, когда очередь дошла до шкафчика кондуктора Людмилы Ивановны Колупаевой, даже видавшие виды оперативники были потрясены до глубины души: там не было ни журналов, ни презервативов. А вот “заначка” была! Все пространство шкафа было аккуратно заполнено золотистыми золотыми слитками…

* * *

Вместо гражданки Колупаевой сержанты Пищаев и Басьян обнаружили в ее однокомнатной квартире восемнадцать  лиц таджикской национальности — пятерых взрослых лиц и тринадцать грязных и оборванных детских.

Как выяснилось из разговора с перепуганными таджиками, по-русски они не понимают. Однако, вскоре в квартире появился девятнадцатый таджик, Петя, глава семейства, с которым милиционерам удалось побеседовать.

Оказалось, что Людмила Ивановна брала с таджиков баснословную плату — тысячу долларов в месяц, угрожая сдать несчастных беженцев в милицию, поскольку жили они в Горноуральске безо всякой прописки.

Бедным таджикам приходилось торговать героином, а их детям — петь и побираться в трамваях, чтобы алчная русская старуха хотя бы на месяц оставила их в покое.

Где жила хозяйка, беженцы не знали, поэтому оперативники принялись методично обходить соседей.

Дверь в квартире № 137 открыла пожилая женщина и на вопрос, когда она в последний раз видела свою соседку, ответила:

— Дак надысь видала! У ее в квартире какжик живет али зибарджанец, Петя ли Вася ли, — кто знат, а Людмилка-то с его деньги берет…

— А вы хорошо ее знали… то есть, знаете? — осторожно спросил бабуську сержант Пищаев.

— Людку-ту? Дак сколь лет живу, столь и знаю. А че с ей стряслося-то? Мы ить подруги с ней, я завучем ишшо робила, а она училкой простой у меня. Ух, я ее гоняла по первости-то, а потом ничо, сдружилися. У нас в аглицкой-то школе учителя сроду дружные! Слыхали, небось, про нашу тринадцату школу-ту, сынки? А чо сделалося-то с ей?

— Она пропала… э…

— Евдокией меня кличут. Евдокия, стало быть, Порфирьевна…

— Так вот, Евдокия Порфирьевна. Вашу подругу, Людмилу Ивановну, похитили… Похитил мужчина…

Лицо старушки омрачилось.

— Ишь, значит, как… Да, подруженька, удружила. Как, значить, чай с кисленьким вареньицем, так это вместе, а как мужчина — так, значить, ее одну! Вот оно бабское гнилое сердце-то! Тьфу, сволочь! И знать ее не знаю, так ей и передайте, и мужику еённому!

И Евдокия Порфирьевна с треском захлопнула дверь перед носом ошеломленного Пищаева.

* * *

В результате двухдневных поисков в руках у милиции оказалось триста килограммов золота и два плевка.

Поскольку других следов Людмилы Ивановны Колупаевой обнаружено не было, полковник Стригун объявил общегородскую операцию “Вихрь-антибабушка”.

В рамках операции оперативники с фотороботами в карманах обошли все места, где любят бывать бабушки — дворики и скверики со скамейками, поликлиники, аптеки и булочные. В одной из булочных был задержан маньяк, который как раз покупал связку бубликов, чтобы их изнасиловать.

Всего в течение следующих трех дней было задержано и проверено свыше двухсот старушек, торгующих семечками. После проверки всех, конечно, отпустили, но конфискованных семечек в отделе скопилось мешков тридцать…


Продолжение следует...

© 2000 "Красная бурда"


Далее в рубрике: Глава 33
Другое из раздела "Детективная повесть"
Глава 13
Глава 38
Глава 37
Глава 36
Глава 35
Еще Вы можете прочитать
Доступные проекты
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Спруты всех стран, переплетайтесь!
Идут вразвалочку реформы русские
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Красная бурда №10 - 2015
149
рублей
Красная бурда №10 - 2015
Выхлоп запрещён
49
рублей
Выхлоп запрещён