Партия Блондинок организовывает «Марш согласных»!  

Несчастливый билет. Глава 35

Детективная повесть

35

Людмила Вовкина родилась в далеком 1930 году в рабочем поселке Тунеядцы Грабиловского района Горноуральской области. Отца своего она не помнила. Зато отец помнил ее хорошо, и при случайных встречах старался обходить стороной. Мать девочки была, как сказали бы сейчас, "трудоголиком". По 12-14 часов, как завороженная, стояла девочкина мама у станка на тамошнем ножеделательном заводе, и дочка видела ее только по ночам, да и то спящей. Маленькую Людку воспитывала улица вечно пьяной рабочей слободки. И воспитала.

В то время, как её ровесники стремились быть похожими на Чкалова, Сталина, Чапаева, Петьку и других киногероев, кумирами Людмилы были резко отрицательные персонажи: негодяй из фильма "Три тополя у параши", подлец Бичугов ("Я шагаю по Бутырке"), вор из фильма "Когда срока были большими" (были и такие фильмы перед самой войной…)

Когда в 1940 году голодная Люда Вовкина украла в школьном буфете шанежку с творогом, девочка испытала столь глубокое чувство удовлетворения, что честная жизнь навсегда потеряла для нее всякий смысл.

Неотступная мысль о том, как выгодно воровать и грабить, не давала Людке покоя, терзала ее днем и ночью, иссушила и ссутулила тело, искалечила юную душу... Всех ее детских "подвигов" описывать не будем, скажем только, что школу Людочка закончила с золотой медалью, украденной из кабинета директора.

В том же, 1946-м году, на вечеринке, когда отмечали сорок дней смерти М. И. Калинина, Людмила во время танцев познакомилась с выпускником Ивдельского педагогического училища Кирюшей. Это знакомство перевернуло их жизнь. Кирилл Мутовкин в тот вечер выпил лишнего и совершенно потерял контроль над своим дипломом. Людмила, естественно, украла документ, ловко вписала в него свое имя-отчество, и уже с ближайшего понедельника стала под фамилией "Мутовкина" преподавать русский язык и литературу в школе № 13.

К образованной, культурной, а главное, новенькой девушке-училке сразу же потянулись завхоз и физрук. Но у Вовкиной-Мутовкиной были совсем другие интересы.

В школе молоденькая Людмила, в одночасье став Ивановной, разворачивалась постепенно. Начала с воровства мелочи из детских пальто в раздевалке. Оставляла ребятишек писать контрольную, а сама с мерзкой ухмылкой на устах шла на цыпочках в гардероб.

Покорных и запуганных детей Людмила Ивановна заставляла продавать сменную обувь на Шарташском рынке, а деньги отбирала.

Дальше — больше. Аппетиты росли. В учительский стол рекой потекли коробки с конфетами, вымогаемые у родителей. Сотни ампул морфия, украденных из школьного медпункта, перекочевали все в тот же стол…

Дисциплину в своем классе “Зверина Лютовна” — так между собой называли ее школьники — поддерживала жесточайшую. Достаточно сказать, что на урок без линейки-заточки в сумочке она не являлась. А ее указки, залитой свинцом, побаивался даже фронтовик-директор.

Из лучших своих учеников оголтевшая учительша организовала шайку имени Григория Котовского, которая совершала дерзкие налеты на столовые, закусочные и распивочные. При этом все члены шайки прекрасно учились, были отличными пионерами. Класс Людмилы Ивановны ставили в пример всей области, о нем даже рассказывала тоненьким голосом "Пионерская зорька".

Дошло дело и до убийства. Когда старшая пионервожатая Зоя начала что-то подозревать, Людмила Ивановна хладнокровно отравила несчастную девушку печеной картошкой, подсыпав в ее любимое блюдо толченого стекла и иголок. Наивная вожатая съела все до крошечки, ничего не заметив, напевая свое "тошка-тошка-тошка!" Убийство сошло Мутовкиной с рук, а в тюрьму отправился совершенно невинный человек — учитель физкультуры, в объятиях которого Зоенька и встретила кончину.

В дальнейшем Людмила Ивановна все чаще и чаще уничтожала неугодных и опасных людей, находя этот способ решения проблем надежным, простым и эффективным.

Время шло, бандиты-ученики заканчивали школу и уходили во взрослую жизнь, оставаясь при этом членами организованной Мутовкиной преступной группировки.

Как водится, в мерзком дьявольском преступном бизнесе Людмилу Ивановну привлекали не только деньги, но в первую очередь человеческие души, которые эта сволочь коверкала с методичностью отличника народного образования.

Так, до самой смерти оставался предан своей учительнице Васенька Лыжник, любимчик Людмилы Ивановны, который семилетним пацаном пришел в ее класс пятого сентября с букетом пожухлых гладиолусов…

Васенька Лыжник, умница, кандидат различных наук и в то же время кандидат в мастера по лыжам, избитый и сброшенный с крыши шестнадцатиэтажки разбушевавшимся милиционером Орловым…

При всей мерзости своего внутреннего облика, Людмила Ивановна примерно до августа 1974 года сохраняла женскую привлекательность, и даже нравилась кое-каким мужчинам. Так, одно время, когда Людмила по вечерам преподавала в вечерней школе, за ней ухаживал молодой двоечник-сталевар. Он пел ей удивительные песни о весне, о своей улице, о безответной любви, о проходной. Но прожженая училка цинично отвергла рабочую любовь, потому что сталеварам тогда очень мало платили, не то что учителям… Впрочем, это к уголовному делу не относится.

К слову об учительских заработках. Когда в 1994-м году начались задержки зарплаты учителям, Людмила Ивановна не ходила на митинги, не писала писем в правительство, не искала правды по судам. Она просто поставила районо на "счетчик". Удивительно — но задолженность перед школой № 13 была погашена уже через неделю, и впредь зарплата выплачивалась как по часам.

А после того, как заврайоно получила отрезанный нос своего сына с засунутым в него пальцем, учителя 13-й школы с той же регулярностью стали получать и невиданные премии!

За долгие годы преступной деятельности Мутовкиной несчастный Горноуральск испытал на себе бесчисленное множество самых разных преступлений — кражи и грабежи, убийства заказные и с уведомлением, угоны дорогих и дешевых автомашин, похищения людей и финансовые пирамиды. Горноуральские милиционеры сбились с ног, но никто из них не догадался, что за этим многолетним преступным валом наряду с самыми именитыми ворами стоит мрачная фигура скромной учительницы русского языка из школы № 13.*)

*)К слову сказать, во всей нашей просторной преступной стране всего два или три вора в законе знали Мутовкину как Людку Суффикс, но боялись её и дел с ней не имели.

И хотя правоохранительные органы посадили в тюрьмы и лагеря сотни тысяч горноуральцев и гостей нашего города, преступлений меньше не стало! В отчаянии милиционеры стали подозревать всех без разбору, в том числе и работников народного образования.

Почувствовав, что тучи над нею сгущаются, Людмила Ивановна пошла в ЗАГС и сменила фамилию. И тщетно разыскивали милиционеры по всей Российской Федерации Л. И. Мутовкину: по жизни рядом с ними шагала Л. И. Спиртовкина, учительница с ласковой улыбкой и черной душой. Впоследствии хитроумная злыдня еще не раз проделывала этот нехитрый финт. Так появились на свет и поселились на страницах протоколов и нераскрытых уголовных дел Л. И. Кладовкина, Л. И. Булавкина, Л. И. Прическина, Л. И. Криэйт и еще свыше тридцати различных Людмил Ивановен.

Педагогической работе все эти изменения ничуть не мешали, поскольку по фамилии в школе называют только детей, учителя же существуют как бы без фамилии.

Незаметно подошел 1995-й год, Людмила Ивановна пышно отпраздновала в узком кругу свой 65-летний юбилей и вдруг вспомнила, что в этом возрасте выходят на пенсию. Конечно, она могла бы без малейшего труда сделать себе новый паспорт — на десять или даже на двадцать лет моложе, но преступной матроне и самой уже стало тесно и скучно в серых школьных рамках… Таким образом заслуженная учительница России, расчетливая мошенница, хладнокровная убийца и владыка крупнейшей в городе преступной группы, Людмила Ивановна, к этому времени уже Колупаева, вышла на пенсию…


Продолжение следует...

© 2000 "Красная бурда"


Далее в рубрике: Глава 36
Другое из раздела "Детективная повесть"
Глава 13
Глава 38
Глава 37
Глава 36
Глава 34
Еще Вы можете прочитать
Доступные проекты
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Спруты всех стран, переплетайтесь!
Идут вразвалочку реформы русские
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Красная бурда №4 - 2011
199
рублей
Красная бурда №4 - 2011
Красная бурда №10 - 2007
199
рублей
Красная бурда №10 - 2007