В день Космонавтики поздравляют всех космонавтиков!  

Несчастливый билет. Глава 6

Детективная повесть

VI

В каморке кондукторов одиноко сидела немолодая женщина в очках, в стареньком пальто с отложным воротником. На лацканах висели  два значка — “Контролер-кондуктор № 3548” и “Хочешь оплатить проезд, спроси меня как!”

— Здравствуйте, — поздоровался Орлов.

— Здравствуйте, — приветливо откликнулась женщина, — вы штраф принесли?

— Нет, я по поводу убийства.

— Да что вы, кто ж вас убивать-то станет! Ну, подумаешь, без билета проехали, с кем не бывает…

— Нет, я по поводу Николая Старобабина…

— Ах, вы по этому поводу… Вы Колин папа?

— Нет, я следователь.

— Ах, ну да, ну да, его ведь убили, кажется…

— Да, вчера…

— Да…

— А вы его хорошо знали?

— Колю-то? Колю Старобабина я знала лет тридцать. Я ведь его первая учительница. Да… Когда-то он пришел ко мне в первый класс с огромным букетом гладиолусов… А вот видите, теперь вместе работаем… Работали, — поправилась она после некоторого замешательства.

— Расскажите, пожалуйста, какой он был, Николай Старобабин?

— Коля был, что называется, неудобным человеком. С детства был очень честным, принципиальным. Мог сказать какую угодно правду в лицо кому угодно. Если что, мог и с подраться с учителем, если чувствовал, что правда на его стороне. То же самое и когда кондуктором стал. Мог оштрафовать кого угодно — хоть президента, если бы тот поехал в его троллейбусе, хоть начальника троллейбусного парка, хоть самого водителя! Естественно, что его многие недолюбливали...

— А кто конкретно был его врагом, не можете сказать?

— Да нет, что вы, в депо столько ребят, разве за ними уследишь! Сегодня с одним поссорился, оба в синяках, а завтра помирились, глядишь — уже вместе играют…

— Играют?

— Да, играют. В домино. Да вы зайдите в мастерскую, там все ребята сидят, они вам сами лучше меня расскажут…

На стенах коридора, ведущего в мастерскую, висели плакаты по технике безопасности. Вначале Орлов не обратил на них внимания, но через некоторое время вдруг остановился. Что-то в этих плакатах было не так… На первый взгляд, это были обычные плакаты: халатные разгильдяи-рабочие, строгие мастера, указательные пальцы… И вдруг, прищурившись, милиционер увидел над головой нарисованного мастера какое-то светлое пятно! И у других мастеров тоже. Орлов протер глаза — точно: все мастера на плакатах были в нимбах! “Вот еще одна загадка, которую предстоит разгадать”, — подумал Михаил.

В мастерской рабочие в засаленных ватниках молча и ожесточенно резались в домино. Орлов подошел к ним и спросил:

— Извините…

— Сука ты, Михал Петрович, — не глядя на Орлова, сосредоточенно сказал один из играющих, — ты же видишь, что я третий раз с двоячечных выпираюсь, что ж ты, гад, на конца-то сел, ведь ты меня прокатил!

Другой рабочий, тщедушный парень со сломанным носом, видимо, напарник говорившего, покраснел, зачесал затылок и промямлил:

— Дак я думал, мы на лохматого…

— Извините… — снова попытался вмешаться следователь.

— Не на лохматого, а на лысого! — весело закричал кто-то за столом, грохнул костями и закончил. — Вы в соплях! И не надо извиняться!

— Бригадир кто?! — не выдержав, гаркнул Орлов. Рабочие посмотрели на него с интересом.

— Ну, я, — нехотя произнес один из них, с родинкой на лбу.

— Скажите, вы знали Старобабина Николая Павловича?

— Кольку-то Старобабина?

— Ну.

— Да нет, толком не знали. Так, выпивали вместе каждый день, ну знаете, после смены, там, или перед сменой, а так…

— А как его убили? — поинтересовался вдруг рабочий со сломанным носом.

— Зарезали чем-то, — ответил Орлов.

— Ну, тогда это не наши! — сказал парень уверенно, потирая нос. — Наши бы монтировкой. Или ключом. Не тот почерк.

— Жалко Николая, неплохой был мужик, — вступил в разговор третий рабочий.

— Помню, в прошлом году я памятник теще на могилку ладил, так он мне такую надгробную надпись придумал, что душа радуется! Я еще ни одного человека не видел, чтоб мимо тещиной могилы прошел и не улыбнулся!

— Вот что, товарищи, — сказал Орлов, — я должен осмотреть его шкафчик для одежды. Где он?

— Вот! — бригадир жестом экскурсовода указал на один из шкафчиков, который сверху донизу был исписан надписями “Старобабин, ты уже труп!”, “Старобабин, ты опозорил наш коллектив!”, “Черви там, где глазные впадины, у кондуктора Старобабина!”

— Хм, интересно! — задумчиво произнес Орлов. — И давно это появилось?

— Вы про надписи? Да нет, конечно, недавно. Мужики как про убийство-то прослышали, так сразу с горя весь его гардероб и разрисовали. Любили ведь у нас покойничка!

И бригадир прерывисто вздохнул.

— Ну, открывайте тогда, что ли. Ключи-то у кого?

— У меня, у кого же еще, — бригадир немного повертел ключом в замке, и дверца отворилась.

Шкафчик Старобабина был доверху забит женским бельем, некоторые трусы были довольно большого размера.

— Ишь ты! — воскликнул кто-то. — А наши-то бабы думали-гадали, куда у них все девается, а оно вон где!

— А ведь это не наших баб трусы, у наших таких нету, — сказал бригадир. — Правда, мужики?

— Точно, нету у них таких трусов, — согласно загудели рабочие.

— Может это новенькой, как ее там — Лизки что ли? Глянь, Петрович, не Лизкины?

Плюгавенький кондуктор подошел поближе, надел перемотанные бечевкой очки и внимательно посмотрел на кучу белья.

— Не, нету тут Лизкиных, — убежденно заявил он. — Точно нету.

— Я вижу, у покойного с женщинами дела обстояли неплохо? — спросил следователь.

— Да, вроде бы обстояли у него дела-то… Вроде бы, ни одна не жаловалась…
Рабочие гулко захохотали удачной шутке. Орлов тоже не смог сдержать улыбки. Вдруг среди вороха белья он увидел початую бутылку водки.

— Так, а вот это важная улика, — сказал он, — я возьму ее на анализ. Хотя… дайте-ка я попробую… Паленая! Жаль, но придется выбросить, такую улику ни один суд не примет!..


Продолжение следует...

© 2000 "Красная бурда"


Далее в рубрике: Глава 07
Другое из раздела "Детективная повесть"
Глава 29
Глава 38
Глава 37
Глава 36
Глава 35
Еще Вы можете прочитать
Доступные проекты
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Спруты всех стран, переплетайтесь!
Идут вразвалочку реформы русские
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Аудиодиск «Красная бурда. Журнал у микрофона» Диск 5.
99
рублей
Журнал у микрофона №5
Магнит "Задержка дыхания"
49
рублей
Магнит "Задержка дыхания"