Французские футболисты не ударили в мяч лицом!  

Поездка Ильи Гурвица

Из того ли то из града-то из Кирова,

Али из Кыштыма, — нам неведомо, —

Собирался в путь-дорожку добрый молодец,

Добрый молодец Илья Эммануилович.

Тридцать лет сидел врачом он в поликлинике,

Тридцать лет Илья сидел на полной ставочке,

Да последние три года на пол-ставочки,

Да еще почти полгода да без оныя,

Да сосал Ильюша лапу богатырскую...

В тую порушку, в годину переломную,

В тое время переходнаго периода,

Получал Илья от родна брата весточку,

От Ефима-брата свет Эммануилыча,

Получал Ильюша вызов-приглашеньице,

Вызывал Илью Ефим да на почестный пир,

В Ерусолим-град на пированьице,

А возможно — и на проживаньице.

Собирал Ильюша сумки переметныя,

Набивал он их бумагами да книгами,

Книгами писателей любимыих —

Шолома, Алейхема да Бабеля.

Тридцать три набил сумы он переметныя,

Подхватил их и пустился в путь-дороженьку.

Долго, коротко ли шел Илья — неведомо,

Приходил он на границу на российскую.

На границе той таможенка поставлена,

Чтоб взымать со всех прохожих злато-серебро,

Ну, иконы, там, и прочее по мелочи...

Походил Илья кругом — деваться некуда!

Заходил он на таможенку российскую,

Предъявлял он документы богатырские,

Получал он чистый бланк для декларации.

Как садился тут Илья да за дубовый стол,

Сел за стол Илья да призадумался:

"У меня да злата-серебра-то нет совсем,

У меня да скатна жемчуга не водится,

Также нет каменьев самоцветныих,

Не везу боеприпасов и оружия,

Не везу контейнеров с плутонием,

Не везу я, сиротинушка, наркотиков!

Что ж теперя, сиротинушке, мне делати?

Чем порадую я строгого чиновника?

Что писать я стану в декларации?"

Закручинился, пустил слезу горючую,

Делать нечего — поставил всюду прочерки,

Расписался и пошел Илья к чиновнику,

Что смотрел да из-за стойки черным вороном.

День идет, другой, дойти нет силушки,

Глядь, а пред Ильюшей злой таможенник,

Потирает потны рученьки в волнении,

Ожидает от Ильюши дань несметную,

Подношеньице да в виде денег-взяточки.

А карманы у таможенника — кубометра два!

А у ног его сидит Собака Тузик-царь

Он наркотики, собака, чует запросто,

На наркотиках-то Тузик да собаку съел!

Но не стал Илья башлять тому чиновнику,

Не схотел ему отстегивать копеечку,

А собачку, на наркотики обученну,

Он с размаху да по нюху да ногою пнул.

Стали биться наш Илья и наш таможенник,

Выходила из таможни рать несметная,

И побила рать поганая Ильюшеньку!

Затащила в туалетную уборную,

(Напугав до смерти красну девицу),

Окунула в унитаз да буйну голову,

Буйну голову да Ильи Гурвица!

Обпечалился Ильюша, обкручинился.

В унитазе-то да жизнь отнюдь не сахарна!

Но не вечно-то и ворогу да праздновать!

Подождал Ильюша тридцать семь минут,

Подождал еще да три минуточки,

Да вскочил на резвы ноги да схватил врагов,

Покидал их в унитаз да до последнего,

А и правою рукою он нажал на смыв!

Вот и нету тех врагов, да будто смылися...

А торговый люд — поклонился Илье

Да поднес ему подношеньица:

И оружия, и злата, и наркотиков.

— Ой, спасибо тебе, наш Ильюшенька,

Что очистил ты границу да от ворога!

Ой спасибочки, Илья, Эммануилов сын,

За поступок, прямо скажем, неожиданный...

А Илья берет подарки, не кобенится.

Не кобенится, стоит да улыбается!

А и к брату он теперь не пустой придет

Принесет Ефиму злата-серебра,

А детишкам его даст он да наркотиков,

А и сядут они с братом за кошерный пир,

За кошерный пир во праздник Песаха!

А и нам на том пиру да делать нечего,

А и не пустят нас, а по усам дадут!

(с) 1997 «Красная бурда»


Далее в рубрике: Поэтический табурет
Другое из раздела "Стихи"
У человечества вопросов нет к тебе…
ЗДМ! Здравствуй, дедушка Мороз!
Новые приключения Рассеянного
Футбольно-пивные евро-кричалки
Сергей СОМОВ Спросил я юношу пузатого...
Еще Вы можете прочитать
У кого что, а у нас — саммит!
ДУША ПРОСИТ ПРАЗДНИКА!
Русский лес
Картины из коллекции “красной бурды”
КТО ПЕРВЫЙ ВСТАЛ, ТОГО И БАБКИ!
Красная бурда №1 - 2013
199
рублей
Красная бурда №1 - 2013
Красная бурда №9 - 2004
199
рублей
Красная бурда №9 - 2004