Сам погибай, а состояние оставляй!  
17 мая, 2017 - среда
00-33
barchevsky

Петя Митин брат

"Тари-рарааа, ля-ляя, фа-фаааа, не смееешивай вискарь с шампууууськой, и нааадо ж было так нажраааться, какииие нахер тут концееерты", - Маркс Изяславович Рукояткин, облачившись в атласный халат "барин приехали!" на голое тело, не запахивая его, вышагивал по длинному коридору своей шестикомнатной сталинки, отравляя проветренное домработницей Глашей помещение остаточным перегаром вчерашнего пьяного загула в ресторане Домлита. Глафира, прижавшись к стене и слегка зажмурившись, дабы изобразить смущение видом болтающихся гениталий Рукояткина, прижала к грудям пухлые ручки и, как бы в негодовании, разомкнула не менее пухлые губки. Маркс с тем чтобы разминуться с Глашей, равернулся боком и протискиваясь её шестипудовыми телесами и стенкой, замер, театрально закатив опухшие после пьянки глаза.
-Ох, Глафира, сколько в тебе женской притягательности, ты могла бы стать моей музой, дааа, музой, представляешь, душечка?
-Ой, будет Вам, Маркс Изяславович, прям стыд меня берёт, безобразите Вы опять. Наталья Николаевна Вас дожидается, не дай Бог, заметит, беды не миновать. Вам ничто, я без работы останусь. Ступайте с богом, ступайте.
Рукояткин оставил в покое домработницу и двинулся в сторону столовой.
- Ми-миии, фа-фааа, сушняяк глумится над артииистоомм! Глашенька, деточка, сто пятьдесят и капусточки квашенной, не откажи в любезности! Душа у артиста дожна петь, а не гореть! О-ё, ещё этот Муравьёв-Беспалый вчера виршами своими, ну, как есть, задолбал. Ещё не нахлебаться от такой тоски. Эти поэты, ух, пустой народ! Вот музыкант, музыкант это другое! Тут слышать надо, внимать, вашу мать. Чтож так херово-то. А? Глашенька! Ну. Где ты, право, так долго! Надо будет запить. Надо, на всякий проблевательский случай, надо. Глаааашааа! Наталья уедет, непременно попробую эту дурёху на кровать завалить. Не. Лучше прямо в кабинете рабочем, на столе, ух, точно на столе. Главное чтобы он выдержал. И я вместе с ним. Ляляяя, фа-фаааа, ой, Наташенька, не сердись, котик, не сердись. Ты же знаешь, я сам противник всех этих попоек, особенно по вторникам, средам и четвергам, но действительность диктует нам свои законы. Увы, голубушка моя, увы. Не я ли нарезал дуба три месяца назад после юбилея нашего всеми любимого маэстро, чтоб ему повылазило? А как не пить, обидется скотина и в Мюнхен вместо меня Фишенбойма на гастроли, вот и весь сказ! Я правильно рассуждаю, звезда моя? Нет, наша домработница определённо хочет моей смерти, Глаша!!! Где тебя носит в самом деле! Как спалось, Наталечка?
Наталья Николаевна допила чай, встала из–за стола и равнодушно оглядела мужа.
- Ты что это здесь размахался своим подосиновиком нараспашку? Стыд вчера в кабаке утопил окончательно? Халат запахни.
- Натуль, голубка, ну, у Муравьёва-Беспалого...
- У беспалого или у безногова, мне всё равно, а вот ты почему такой безголовый? Трёх месяцев не прошло как откачивали. Впрочем, мне уже всё равно, хоть залейся. В следующий раз я тебе вместо скорой катафалк вызову, вот и весь сказ.
- Зря ты так, Наташенька! Я музыкант! Мне всегда необходим творческий непокой! Я знаю, ты скажешь при чём тут водка? Соглашусь! Но коллектив, пойми, коллектив не терпит отщепенцев, равно как служенье муз не терпит суеты!
- Маркс, оставь меня в покое, у меня вечерний спектакль и я не собираюсь тратить своё настроение на твои глупости. Всё, я в театр на прогон. Не нажрись до вечера, у тебя концерт сегодня, надеюсь хоть это ты помнишь?
- Я в здравом рассудке, дорогая моя.
- Сомневаюсь. Ладно, пустое это. Я ушла.
Наталья Николаевна царственно прошествовала мимо Рукояткина и через три пять минут закрыла за собой дверь квартиры.
Маркс потёр руки и огляделся.
- Глафира!!! Смерти моей хочешь?! Где горькая и капуста?!


- Маркс, мамочка моя, не три так жёстко в пятом акте, ну, ведь выпадаешь, честное слово! Неужели не слышишь? Люди приходят в концерт наслаждаться гармонией музыки сфер, а ты трёшь и жёстко трёшь!
- Позвольте, Иосиф Давидович, это, извините, не в обиду Хаймовичу, не в бубен х.....ть! Это тарелки! Piatti!!! Это медь! Это сплав!!! Вон, в прошлом концерте гобой с валторной обосрались до полного неприличия, а Вы смолчали! А почему?! А потому что Вы спите с флейтой, а она мать габоя, валторны и этого мудака флюгергорна! Развели тут семейственность, а я тру жёстко!
- Ну, будет, будет сорится, Марксушка, все у нас здесь кого–нибудь да трут, а? Ты вот, сознайся, медная твоя душа, над арфой неделю назад в костюмерной надругался? Ааа, вот, то-то и оно!
- Это ещё разобраться нужно кто над кем надругался! Надругался! Я же сказал, репетировали мы с ней!
- Во-во, она после вашей репетиции дважды с ноты сползала! Потому как после тебя руки у неё были заточены подо что? Ладно, Маркс, ворон ворону, правильно я говорю? И всё же постарайся пораньше пригосить. Ну, Мюнхен не за горами, а?
- Ладно, сделаю.
- Чудненько, все мы тут одна семья, верно, маэстро Рукояткин?
- Это уж точно.

Как вы думаете, что по-настоящему уникального можно услышать в исполнении симфонического оркестра под чутким руководством Иосифа Давидовича Маркуса? Правильно, ни-че-го! А вот увидеть нечто особенное можно во время каждого концерта. Но не на сцене. Внимание, наблюдайте за Рукояткиным. Вот, сейчас, скользящий удар тарелками, так, поднёс к груди, приглушил. Видете? Он незаметно исчез со сцены!
- Раз, два, двадцчетре..............
Рукояткин спускается в буфет, чётко отбивая вслух секунды, загибая в такт счёту пальцы левой руки. С его появлением буфетчица Мариша, как по команде, достаёт из под прилавка бутылку коньяка, наливает сто грамм янтарного напитка в гранёный стакан и протягивает его Марксу.
- Срксемь. Срквосмь, срокдеть, псят,.................
Он принимает стакан из рук Маришы, а она в свою очередь принимает у него эстафету отсчёта.
- Шишдесят пять, шиштьдесят шесть............................
Рукояткин опрокидывает стакан в глотку, запихивает в рот дольку лимона и возврашает стакан буфетчице в обмен на отсчёт.
Семдссемь, семдсвосмь............, - продолжает уже Маркс и, облапав Маришину грудь под её же повизгивания, покидает буфет, размеренно поднимаясь по лестнице. Ровно на счёт сто пятьдесят три, Рукояткин появляется на своем месте, а на сто шестьдесят по залу разливается вибрирующий звук тарелок. Bravissimo, Рукояткин!

Голосовать
Голосовать могут только зарегистрированные пользователи
Результат:
Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи
Все теги
2009 (12)Армия (13)байки (65)басни (41)бюджет (5)видео (37)водка (14)выступление (43)даты (23)девушка (4)детектив (14)дети (4)детская комната (16)ёбвгд или гибдд (8)ёпрст (20)женщина (24)жизнь (58)журнал (33)интервью (13)интернет (5)ироническая поэзия (368)истории из жизни (111)каламбуры (45)КВН (5)конкурс (10)концерт (25)красная бурда (156)Кремль (5)крылатые фразы (12)любовь (39)Любовь (32)миниатюры (36)Москва (15)мысли (51)мысля опосля (17)ни о чём (28)новый год (4)объявления (5)одиночество (17)одностишия (6)околесица (10)пародии (78)песня (16)подписка (12)поздравление (5)поисковые запросы (9)праздник (38)прикольные поздравления с днем рождения (17)проза (42)Путин (7)радио (11)распространение (7)рассказ (38)Редькин (10)россия (10)Россия (42)сайт (13)сатира (4)секс (20)сказка (54)Сказка (22)сказки (51)словарь (7)смешная сказка (26)смешные животные (15)смешные стихи (284)смешные фразы (18)спорт (5)стихи (162)Стихи (6)ТВ (12)трусы (10)фантазия (26)фото (11)футбол (7)хайку (4)хоккей (12)хокку (4)частушки (9)Черномырдин (8)Чехов (5)чёрный юмор (55)юбилей (6)юмор (286)
Магнит "Му-Му"
49
рублей
Магнит "Му-Му"
Магнит "Эстафета с туфлей невесты"
49
рублей
Магнит "Эстафета с туфлей невесты"